Процессуальный толк

Огренчук_LCF

АННА ОГРЕНЧУК родилась в Киеве. В 2004 году окончила юридический факультет Киевского национального университета им. Тараса Шевченко, в 2007 году — Киевский национальный экономический университет им. Вадима Гетьмана (магистр международной экономики). В 2003 году была назначена старшим партнером «Ариес ЛТД». С 2009 года занимает должность управляющего партнера «Юридической группы LCF». В 2014 году вошла в состав Совета по вопросам судебной реформы при Президенте Украины. Специализация: судебная практика, налоговое, административное, корпоративное, антимонопольное право. Представляет интересы клиентов в Европейском суде по правам человека. Рекомендована Legal 500 EMEA, Chambers Europe, IFLR в сфере судебной практики, корпоративного права, M&A, а также названа в числе ведущих юристов Украины по результатам исследования Best Lawyers Ukraine 2014. Лауреат XVIII Общенациональной программы «Человек года».

«Когда будут приняты изменения в процессуальное законодательство, шансы манипулирования судом станут ничтожными», — 

уверена Анна Огренчук, управляющий партнер LCF

— Как вы считаете, действующее законодательство и правоприменительная практика обеспечивают баланс интересов сторон при рассмотрении споров между банками и их клиентами?

— В спорах между банком и клиентом, который зачастую является должником, интересы сторон чаще всего противоречат друг другу, а все процессуальные действия в таком случае направлены на защиту своего интереса. В таком контексте необходимо говорить в первую очередь об обеспечении баланса процессуальных прав. А этого можно достигнуть, когда, с одной стороны, исключены злоупотребления недобросовестным должником, причем как процессуальными правами с целью затягивания судебного процесса, так и подачей новых безосновательных исков с целью оспаривания совершенных сделок, а с другой — всем участникам процесса будут предоставлены равные возможности для за-щиты своих прав.
Пока процессуальных механизмов противодействия злоупотреблениям недобросовестного должника достаточно мало, хотя именно такие злоупотребления проводят к нарушению баланса интересов сторон: банк не получает своевременной защиты нарушенного права.

— С какими проблемами процессуального характера вы чаще всего сталкиваетесь на практике?

— Один из актуальных вопросов — это распределение юрисдикций. Если мы говорим о спорных вопросах возврата кредитной задолженности и последующей реализации ипотечного имущества, то в таких делах мы, как правило, имеем гражданский или хозяйственный процесс по предмету ипотеки. А потом спор с регистратором или нотариусом, действующим как регистратор, рассматривается в рамках административного судопроизводства. Это двойная нагрузка и на судебную систему, и на банк, который, как известно, не имеет преференций при уплате судебного сбора.

Одно из новшеств, обсуждаемых в юридическом сообществе, заключается в том, чтобы основной и производный споры рассматривались в рамках одного процесса в одной юрисдикции, даже если отдельно они должны рассматриваться по разным правилам судопроизводства. Это облегчит фактическое исполнение судебного решения, сделает судебную практику более прогнозируемой. Мы таким образом будем «провоцировать» суды быть заинтересованными в исполнении своих решений. Сейчас законодательные нормы, регулирующие судебный контроль за исполнением, не работают.

— А частная исполнительная служба сможет улучшить ситуацию?

— По моему мнению, ее создание в какой-то мере поспособствует решению проблемы. Одной из причин неисполнения решений является отсутствие у госисполнителя реальной возможности добраться до имущества, кроме наложения ареста на все. А мы знаем, насколько изобретательными могут быть должники, причем некоторые из них свято верят, что долги они возвращать не обязаны и все риски экономического кризиса и курсовой разницы должен нести кредитор.

— Проблему разграничения юрисдикций следует решать на законодательном уровне?

— Для начала необходимо определить ключевые критерии такого разграничения. Сейчас предлагается отойти от субъектного состава и пойти по пути разграничения по предмету спора. Если суть спора экономическая, то он подлежит рассмотрению в гражданском или хозяйствен-ном процессе. Если отношения публично-правовые, то это юрисдикция административных судов. В этой концепции споры в отношении не-движимости и земли, даже с органами государственной власти, но касательно правоустанавливающих документов, следует отнести к подведомственности хозяйственных или общих судов. Аналогично экономическая основа присуща спорам с Антимонопольным комитетом Украины или спорам, связанным с интеллектуальной собственностью.

— Насколько эффективно судам удается противодействовать разного рода процессуальным диверсиям?

— Действующее законодательство в принципе позволяет пресекать злоупотребления сторон. Но на практике этим мало кто пользуется. Что касается института частного определения, то он надлежащим образом не работает в основном потому, что у суда отсутствуют возможности контроля за исполнением вынесенного частного определения.
Совет по вопросам судебной реформы пытается решить эту проблему в проектах процессуальных кодексов путем введения понятия злоупотребления процессуальными правами и определения четких механизмов предотвращения такого злоупотребления.

Например, предлагается применять штрафы в качестве меры процессуального принуждения. Противодействием процессуальным диверсиям также должно стать обеспечение четкой стадийности судебного процесса и закрепление прав и обязанностей участника процесса на каждой из стадий судебного процесса.

Когда эти изменения будут приняты, шансы манипулирования судом станут ничтожными — при условии правильного применения соответствующих полномочий судами. Практически все действия необходимо будет предпринять до начала судебного рассмотрения, которое, по су-ти, будет представлять собой дебаты, а все остальное должно презентоваться суду заранее. Эти предложения подвергаются критике, потому что остаются возможности продления предварительного слушания. Но это исключительные ситуации, в любом случае все зависит от суда. Невозможно в кодексе учесть все. Самое главное — чтобы судьи пользовались имеющимися у них возможностями.
С другой стороны, на ситуацию с процессуальными диверсиями обязана влиять адвокатура. Уведомления в КДКА касательно адвоката должны быть проанализированы, и в случае явного нарушения адвокат должен быть наказан.

— Какие еще новации в контексте банковских споров планируется внедрить в рамках процессуального этапа судебной реформы?

— Помимо новаций, общих для всех категорий дел, таких как обеспечение реальной состязательности процесса, усовершенствование института обеспечения иска и уже упомянутое разграничение юрисдикций, обсуждается еще одно предложение касательно юрисдикций споров, возникающих из кредитных правоотношений. Так, в юрисдикцию хозяйственных судов будут входить споры относительно имущества, вы-ступающего предметом обеспечения обязательства, сторонами которого являются юридические лица и физлица-предприниматели. То есть предлагается передать хозяйственным судам споры с ипотекодателем-физлицом, если он выступил имущественным поручителем по кредиту компании.

— Как вы оцениваете такое законодательное новшество?

— Это большое преимущество для банков. Сейчас они не могут объединить иски к ипотекодателям в рамках одной юрисдикции. Хотя ипотеки покрывают один кредит и их целесообразно рассматривать в рамках одного производства, поскольку фактически предмет доказывания один. Но в настоящий момент банки такой процессуальной возможности не имеют. Данное новшество позволит уменьшить количество исков и соответственно стоимость всего процесса, а также обезопасит от рисков, связанных с установлением преюдициальных фактов, часто противоречащих друг другу в судах разных юрисдикций.

Возвращаясь к вопросу законодательных инициатив, нужно отметить исполнение требований МВФ об автоматическом блокировании де-нежных средств, фактически без исполнительного производства. Для банков это важно с точки зрения как исполнителей, так и потребителей этой услуги. В целом введение этой нормы повысит позиции Украины в рейтинге Doing Business.

Отдельный блок — приказное и упрощенное исковое производство. Предполагается, что несложные и небольшие по сумме споры будут слушаться без приглашения сторон или без проведения предварительного судебного заседания. Сокращенное производство — новый институт для хозяйственных судов, и есть опасения, что судьи не сразу сориентируются. Но он существует в гражданском процессе, поэтому и судьи-цивилисты готовы поделиться своим опытом во избежание возможных ошибок. Для банковского сектора это в определенной степени позитив, ведь достаточно большое количество споров с заемщиками может рассматриваться в таком порядке.

Сейчас все презентованные инициативы проходят этап обсуждения с профессиональным сообществом и консолидирования конструктивных идей и предложений. Далее нас ждет доработка проектов процессуальных кодексов и внесение их в Верховную Раду Украины.