Отказоустойчивая система

40-41_Обзор 7 (1)Самые пессимистические прогнозы банкиров не сбылись — в прошлом году полной остановки корпоративного кредитования не произошло. Предприятия, имеющие ликвидные залоги и возможность обслуживать кредиты, продолжали привлекать заемные средства. Впрочем, реальные ставки редко составляли менее 20% годовых

В РАМКАХ ПОГАШЕНИЯ

Макроэкономические потрясения — от рецессии экономики и девальвации гривны до военного конфликта и потери части территории страны — стали мощными шоками для банковской системы. В результате объемы гривневого кредитования юридических лиц упали впервые за более чем десять лет: портфель корпоративных займов сократился на 7,6%, или 36,8 млрд грн. Даже в 2009 году, на пике предыдущего кризиса, финансирование компаний не прекращалось и увеличилось на 62,3 млрд грн. Объемы же валютных долгов бизнеса в минувшем году сократились больше, чем портфель гривневых займов — на $6,48 млрд (-21,5%).

Неблагоприятная ситуация побудила компании отказаться от развития бизнеса за счет кредитных средств. «Большинство клиентов ощути-ли снижение деловой активности, уменьшение объемов заказов и выручки, — сетует директор департамента средних корпоративных клиентов Укрсоцбанка Андрей Путивской. — Это привело к снижению гривневого портфеля вследствие погашения инвестиционных лимитов и сворачивания оборотных лимитов почти по всем сегментам».

Исключений банки не делали, ведь даже в относительно успешной сельскохозяйственной отрасли в прошлом году произошли банкротства крупных заемщиков. «Мы уменьшили кредитование малого и среднего бизнеса и ограничиваемся только кредитами в оборотный капитал. При этом требования к заемщикам возросли. Это должны быть компании, которые давно работают на рынке, с прозрачной отчетностью и активами, быстрым циклом оборачиваемости рабочего капитала, хорошей рентабельностью, а также устойчивые с точки зрения спроса на их товары или услуги и с низким уровнем валютного риска», — перечи­ляет директор по управлению рисками Альфа-банка Михаил Кузьмин.

В основном банки стремились выдавать кредиты только наиболее надежным клиентам и лишь в рамках погашения портфеля. Если в янва-ре-феврале прошлого года объем новых кредитов превышал аналогичный показатель предыдущего года, то уже в марте-июне займов выдавалось меньше на 2–9%, а в августе-декабре — на 10–31%.

ЛУЧШИЕ СРЕДИ ХУДШИХ

Впрочем, ситуация кажется катастрофической лишь на первый взгляд. В рамках очищения банковской системы от неплатежеспособных учреждений в прошлом году началась ликвидация 24 банков. Их суммарный портфель гривневых корпоративных займов, по подсчетам «Финансового клуба», составлял на начало минувшего года 50,35 млрд грн. Если показатели этих кредитных учреждений не брать в расчет, то объем корпоративного кредитования за год даже вырос на 12,83 млрд грн (на 3,5%).

В лидерах по увеличению кредитного портфеля — государственный Ощадбанк (рост на 9,73 млрд грн, +29,9%) и банк «Финансы и Кредит» (рост на 5,11 млрд грн, +41,7%). Темпы роста показателей Ощадбанка вполне объяснимы: только из публичных данных следует, что за прошлый год было выдано кредитов крупным государственным и частным компаниям не менее чем на 12,5 млрд грн. Как правило, это кредиты на пополнение оборотных средств, покупку транспорта и сельхозтехники, реализацию инвестиционных проектов. За счет этого доля кредитов госкомпаниям в общем корпоративном портфеле банков выросла с 7% до 8%. В банке «Финансы и Кредит», который испытывает проблемы с выплатами средств вкладчикам, отказались объяснить, за счет чего учреждению удалось почти в полтора раза увеличить портфель гривневых кредитов.

С положительной разницей закончили год еще пять банков из группы крупнейших: Райффайзен Банк Аваль, ПУМБ, УкрСиббанк, ОТП Банк и Дельта Банк (до введения временной администрации). Остальные крупнейшие игроки сократили портфели, в том числе и лидер рынка ПриватБанк (-1%).

Представители бизнеса могли взять кредиты лишь на небольшой срок. «Банки выдают короткие кредиты на неделю-месяц, но это закрывает только потребности торговых компаний с быстрым циклом денежного оборота. Компаниям производственного сектора нужны более долгосрочные ресурсы, которых нет», — говорит заместитель председателя правления ПУМБ Алексей Волчков. «В связи с отсутствием риск-аппетита со стороны клиентов на рациональные инвестиционные вложения банк сократил сроки финансирования до 12 месяцев, что больше присуще оборотному капиталу. Мы прогнозируем сохранение этой тенденции», — сетует Андрей Путивской.

По данным исследования «50 ведущих банков Украины», большинство кредитных учреждений выдавали кредиты малому и среднему бизнесу на срок до 12 месяцев. Лишь единицы предлагали долгосрочное финансирование, как правило, это совместные программы кредитования с международными финансовыми организациями на пять-семь лет. Максимальный срок, заявленный участниками исследования, — десять лет.
При этом, по данным НБУ, в 2014 году доля коротких ссуд снизилась с 58% до 48,6%. Теперь большую часть портфелей занимают креди-ты на срок свыше года — в абсолютном измерении они выросли на 20,8 млрд грн. Эта тенденция объясняется тем, что предприятия, которые не могли вернуть кредиты, просили банки продлить погашение займов.

ОТБОР ПРОБЛЕМ

Из-за девальвации гривны, спада промышленного производства и снижения экспорта объем просроченных кредитов подскочил почти вдвое — на 85%, до 95,3 млрд грн. В частности, объем проблемных валютных кредитов вырос в 3,4 раза. «Девальвация стала основной причиной ухудшения обслуживания кредитов в валюте. С целью стабилизации финансового состояния заемщиков, которые получили кредиты в валюте и при этом не имеют достаточного объема валютной выручки для их обслуживания, банк предложил схемы реструктуризации, включающие продление срока кредитования, изменение графика и замену валюты кредитования», — говорит директор департамента корпоративного банкинга и трансакционного бизнеса Укргазбанка Светлана Гаевая.

Объем проблемных гривневых корпоративных кредитов увеличился всего на 15%, или 5,3 млрд грн. «Заемщики, которые кредитуются в гривне, как правило, не испытывают проблем с обслуживанием своих обязательств», — отмечает Светлана Гаевая. Частично это связано тем, что выручка предприятий в прошлом году увеличилась в связи с промышленной инфляцией, которая составила 31,8%. И поскольку банки не повышали ставки по уже выданным кредитам, инфляция даже немного упростила бизнесу обслуживание кредитов.

ДОРОГО И СЛОЖНО

Реальные ставки по корпоративным кредитам в прошлом году не опускались ниже 20%, а в начале текущего года выросли еще больше. По данным исследования «50 ведущих банков Украины», среднегодовая стоимость кредитов малому и среднему бизнесу составила 22,5%. Самая низкая ставка, заявленная участниками, — 16,9% годовых. Самое дорогое финансирование обходилось в 27,8% годовых. Ставки по овердрафтам для юрлиц еще выше — порядка 30% годовых. Максимальные ставки были на уровне 40% годовых.

Минимальные договорные ставки по кредитам корпоративных клиентов составляют 24,5% в гривне. Положительная кредитная история заемщика является решающим фактором для получения более выгодных условий», — говорит заместитель директора департамента корпоративного бизнеса Ощадбанка Юрий Кацион.

В этом году рост учетной ставки до 30% вынудил банки пересмотреть условия кредитования. «Стоимость краткосрочного финансирования составляет 26–28%. Несмотря на это, на рынке есть достаточное количество заемщиков, способных обслуживать обязательства и по таким высоким процентным ставкам», — говорит Светлана Гаевая.

В то же время дефицит ликвидности вынуждает банки вести сдержанную кредитную политику. «Нашей кредитной политикой не предусмотрено автоматическое увеличение кредитных лимитов», — отмечает Михаил Кузьмин. «Условия для корпоративных клиентов не предусматривают увеличения кредитных лимитов», — подтверждают тенденцию в Ощадбанке. По данным исследования «50 ведущих банков Украины», отношение максимальной суммы овердрафта к среднемесячным оборотам клиента колеблется от 0,1 до 1. При этом среднее значение по рынку составляет 0,45.

Есть свои сложности и с валютным финансированием. «Из-за частого изменения нормативных актов НБУ в части валютной выручки валютный овердрафт стал рисковым продуктом для банка и, думаю, будет уходить с рынка», — полагает Андрей Путивской. Лишь десять банков — участников исследования заявили о выдаче валютных овердрафтов. Впрочем, по словам Алексея Волчкова, подобные программы существуют номинально, поскольку предоставление овердрафта зависит от наличия валюты. «Ставки валютного овердрафта не отличаются от ставок обычного кредитования — 13–15% годовых», — говорит он.

ЗАЛОГ В ПОМОЩЬ

Традиционно рыночная стоимость обеспечения должна покрывать кредит и проценты по нему. При этом, как и раньше, имущество, которое предлагалось в залог, подлежало страхованию в пользу банка. «Залог имущественных прав рассматривался как дополнительный вид обеспечения», — уточняет Юрий Кацион. Если в 2014 году залог должен был покрывать 1,2–1,5 суммы кредита, то в этом году коэффициент может вырасти до 1,5–2.

Боевые действия на востоке страны нанесли серьезный ущерб промышленной инфраструктуре, разрушили производственные связи. Проблемы возникли у предприятий, которые были зарегистрированы в зоне АТО или вели хозяйственную деятельность, были трудности и в том случае, если в зоне боевых действий находился объект залога. Банки предлагали должникам особые условия реструктуризации долга. «Мы реструктуризируем кредиты, и клиенты в зоне АТО идут на это. Отказов в сотрудничестве пока не было», — говорит Михаил Кузьмин.

Часть предприятий в зоне АТО продолжает работать и платить по кредитам, еще часть — временно остановила производство и готова его возобновить, когда ситуация стабилизируется. «Таким компаниям мы предоставляем каникулы на три-шесть месяцев», — отмечает Алексей Волчков. По его словам, лишь небольшая группа клиентов, до 5%, не выходит на контакт и не платит. Еще одна категория заемщиков представлена разрушенным бизнесом на Донбассе.

Если заемщик соглашается на реструктуризацию, ему сохраняют процентную ставку и отменяют штрафы и пеню. «Банк может принимать решение о неприменении штрафных санкций без проведения реструктуризации, если невыполнение заемщиком обязательств не привело к ухудшению его финансового состояния или утрате обеспечения, — говорит Юрий Кацион. — Финансирование по ранее заключенным договорам кредитных линий осуществляется после анализа каждой кредитной операции». При этом новые кредиты банки не выдают ни в зоне АТО, ни в прифронтовой зоне. «Мы изучаем каждое предприятие, но если оно находится недалеко от зоны боевых действий, то вряд ли по-лучит новые деньги», — говорит Алексей Волчков.

ТУМАННЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

Перспективы текущего года довольно сдержанные. С учетом того, что к началу мая неплатежеспособными были признаны еще 26 банков с суммарным портфелем гривневого кредитования юридических лиц 76 млрд грн, по итогам текущего года общий объем кредитов вновь сократится. Только за I квартал гривневое кредитование уменьшилось на 24,3 млрд грн, или 5,6%, валютное — на $1,47 млрд (-6,2%). В начале го-да обанкротились Дельта Банк, банк «Надра» и Имэксбанк. «Несмотря на уход крупных игроков, мы не наблюдаем массовой миграции клиентов. Это связано с тем, что все крупные клиенты вышеуказанных банков обслуживались сразу в нес­кольких кредитных учреждениях», — отмечает Светлана Гаевая.

Банкиры называют три перспективных направления бизнеса. Первое направление — работа с малым и средним бизнесом. «В период кризиса клиенты МСБ становятся наиболее уязвимыми, но зато они быстрее восстанавливаются. Если предприятие работает нормально и имеет положительную кредитную историю, ему достаточно легко получить кредит», — утверждает Светлана Гаевая. Второе направление — безресурсное финансирование. «Дефицит ликвидности вызвал особый интерес к документарным инструментам: векселям, гарантиям, аккредитивам. Но на этом рынке могут работать только международные банки и еще два-три украинских, для которых поставщики готовы принимать риск оплаты», — говорит Андрей Путивской. Третий сегмент — работа с нерезидентами, заинтересованными в финансировании краткосрочных потребностей в оборотных средствах.
Согласно прогнозам, позитивная динамика ожидается только в 2016 году. «Вряд ли этот год станет периодом восстановления банковской системы. Основополагающими будут меры по восстановлению платежеспособности проблемных банков», — считает Светлана Гаевая.