Капитальная зачистка

14стрПрошлый год стал одним из самых необычных в истории украинской банковской системы. Основания для вывода buy windows 7 key с рынка 33 банков были разными: дефицит ликвидности, недокапитализация, непрозрачная структура собственности или отмывание «грязных» денег. С начала кризиса банковская система лишилась уже почти 40% участников. И хотя НБУ объявил об окончании очистки рынка, банки продолжают «умирать». Поиск капитала, проблемные активы, возобновление кредитования, восстановление доверия вкладчиков, прибыльная деятельность — это лишь часть вызовов, которые в 2016 году стоят перед собственниками и windows 7 Product key топ-менеджерами банков

33 банкрота

Свою итоговую пресс-конференцию в декабре 2015 года глава Нацбанка Валерия Гонтарева завершила словами: «Мы уверены, что худшее позади, и на будущее полны сдержанного оптимизма». Одним из своих достижений руководитель НБУ назвала завершение очистки банковской системы от неплатежеспособных кредитных учреждений.

В течение минувшего года временная администрация была введена в 33 банка. Для украинской банковской системы это число уже стало проклятым. Столько http://male-viagra.com/ же кредитных учреждений было передано под управление ФГВФЛ годом ранее. Но банкротства в 2015-м были крупнее предыдущих: канули в Лету такие банки, как «Дельта», «Надра» и «Финансы и Кредит».

Ключевая причина вывода учреждений с рынка — неспособность исполнять свои обязательства. Но нередко НБУ называл другие причины. Например, за нарушение правил работы с наличными с рынка выведен Радикал Банк, банк «Киевская Русь» признан неплатежеспособным «в связи с неспособностью акционеров обеспечить капитализацию», а вокруг Юнион Стандард Банка и вовсе раз-вернулась детективная история. По информации НБУ, «неизвестные лица» банка выдали гарантию на $1 млн, после чего из банка «исчезло» 77 млн грн наличными. Еще три банка — «Велес», Радикал Банк, Укринбанк — были выведены с рынка за непрозрачную структуру собственности.

Несмотря на слова Валерии Гонтаревой о завершении очистки рынка, в 2016 году банки продолжили «умирать». К началу мая неплатежеспособными были признаны Авант-Банк, «ТК Кредит», «Премиум», Родовид Банк, «Союз», Банк Петрокоммерц-Украина, «Юнисон» и «Хрещатик». Банкротство последнего учреждения, долей капитала которо¬го владела КГГА, стало самым громким.

В Нацбанке не говорят, сколько банков останется на рынке до конца года. Потенциальными кандидатами «на вылет» остаются учреждения с непрозрачной структурой собственности. К концу апреля их оставалось шесть: дополнительную проверку проходили банк «Земельный капитал», Инвестиционно-трастовый банк, Классикбанк, СмартБанк, «Народный капитал» и Финанс Банк.

Под вопросом и судьба банков с российским капиталом. Проминвестбанк, например, завершил 2015 год с убытком в размере 20 млрд грн, а в начале 2016-го получил статус проблемного. Российский ВЭБ, который сам испытывает финансовые трудности, все же докапитализировал «дочку», конвертировав $800 млн из кредитной линии в капитал. Однако информация об уходе председателя правления Виктора Башкирова и о возможном присоединении Проминвестбанка к Сбербанку не придала банку стабильности. Депутаты парламентского комитета по вопросам финансовой политики и банковской деятельности уже пообещали обратиться в Совет национальной безопасности и обороны с просьбой изучить вопрос целесообразности работы банков с российским капиталом на территории Украины.

Деньги вперед

Под угрозой находятся банки, акционеры которых не смогут или не захотят внести капитал в свои активы. Неожиданным для участников рынка стало решение Нацбанка от 4 февраля 2016-го потребовать от банков увеличить минимальный уставный капитал до 300 млн грн уже до 11 января 2017 года. А ведь еще в 2015 году акционеры небольших банков рассчитывали на то, что они должны увеличить капитал своих учреждений до минимальной отметки 300 млн грн лишь к 11 июля 2020-го.

В Нацбанке утверждали, что уже осенью 2015-го начали предупреждать небольшие банки о грядущих изменениях, поэтому у них было время подготовиться. «Но это не совсем логичное решение. Наши акционеры планировали направить в капитал прибыль за 2016 год. К 1 января 2017-го мы это физически не успеем сделать. Для этого как минимум должно состояться собрание акционеров, которое традиционно проводится в апреле», — говорит председатель правления банка «Авангард» Светлана Корчинская.

Решение Нацбанка напугало весь банковский рынок: на грани выживания оказались более 70 учреждений. Их акционерам нужно было найти порядка 11 млрд грн. Нацбанк критической ситуацию не считал, обещая лишь упростить процесс слияния и объединения небольших банков. Предлагалось, например, сократить сроки проведения большинства процедур. Правда, как оказалось, упрощение касалось исключительно присоединения одного кредитного учреждения к другому, что, по сути, было классическим поглощением, а не слиянием. Такой вариант не устраивал большинство мелких банков. Более того, эти инициативы необходимо прописать в отдельном законе, и Нацбанку объяснили, что его принятие в парламенте затянется.

К решению вопроса подключились депутаты парламентского комитета по вопросам финансовой политики и банковской деятельности. Глава комитета Сергей Рыбалка решил шантажировать Нацбанк: он зарегистрировал законопроект, которым предложил прописать в законе сроки докапитализации, действовавшие до 4 февраля. Лишь после того, как Нацбанк почувствовал, что теряет контроль над ситуацией, он пошел на попятную. Новый график докапитализации стал немного хуже первоначального варианта: к следующему лету капитал банков должен быть повышен до 200 млн грн. Собственникам 58 учреждений придется найти 4,6 млрд грн. Правда, с учетом переноса сроков докапитализации в капитал банки успеют включить прибыль по итогам 2016 года.

Пережитки прошлого

Банкам, которым все же удалось пережить очистку, пришлось нелегко. По информации НБУ, в 2015 году убыток банковской системы, за исключением неплатежеспособных банков, составил 66,6 млрд грн. Это на 25,7% больше, чем годом ранее. За год доходы банков увеличились на 19,4% — до 199,2 млрд грн, расходы выросли на 34,4% — до 265,8 млрд грн.

Главная причина убыточности банковской системы, как и в 2014-м, — значительные расходы на формирование резервов под проблемные кредиты. На них пришлось 43,1% всех затрат, тогда как операционная деятельность многих банков оставалась прибыльной. Только по официальным данным доля проблемных кредитов за год выросла с 13,5% до 22,1%, а за I квартал 2016-го — до 23,6%. Но по оценкам банкиров, доля просроченных кредитов в их портфелях достигает 50%. «Перестают платить даже те заемщики, которые могут обслуживать долги и раньше исправно погашали задолженность. У нас есть случаи, когда заемщики из зоны АТО исправно платят, а есть киевские компании, с которыми мы выясняем отношения в судах. Сейчас гораздо проще в судах оспорить кредитный договор и не платить, чем договориться с банком о реструктуризации и определить приемлемый график погашения долга. Самое печальное в этой истории то, что права кредиторов в Украине очень слабо защищены», — сетует топ-менеджер одного из иностранных банков. В Независимой ассоциации банков Украины (НАБУ) подсчитали, что на начало 2011 года объем проблемной задолженности составлял 84 млрд грн, а к началу 2016 года «плохих» кредитов было уже на сумму 178 млрд грн. «Последние шесть лет показали, что в Украине отсутствуют эффективные механизмы воз-врата проблемных кредитов», — говорит старший советник Альфа-банка, глава совета НАБУ Роман Шпек.

«Слабые места» в банках пытался определить и Нацбанк. Осенью прошлого года он провел стресс-тестирование 20 крупнейших банков. По их результатам собственники банков должны были согласовать в НБУ график докапитализации сроком на три года. «Из 20 банков, которые мы проверили, продиагностировали, четырем банкам вообще не нужна была докапитализация. Это ИНГ Банк, Креди Агриколь Банк, Ситибанк и Укргазбанк. Еще три банка полностью выполнили программу докапитализации, а девять банков докапитализировались частично, — заявила замглавы НБУ Екатерина Рожкова. — Есть еще четыре банка, которые на сегодняшний день подали программы, но пока еще в полной мере не провели все действия по докапитализации. При этом двум из четырех не требуется докапитализация на первом этапе — для достижения нулевой адекватности капитала».

Например, Ощадбанк и Укрэксимбанк в этом году будут докапитализированы почти на 15 млрд грн: Ощадбанк получит 4,96 млрд грн, а Укрэксимбанк — 9,32 млрд грн. Правда, как уточнили в Нацбанке, 15 млрд грн — это не вся сумма, необходимая по результатам стресс-тестирования, а «потребность докапитализации государственных банков в текущем году». «Если докапитализация гос-банков в 2014-м была обусловлена убытками из-за внешней агрессии, то в 2015-м хуже стали обслуживать кредиты заемщики с неоккупированной территории. Ярким примером является неисполнение кредитных обязательств группой «Креатив», в которой на госбанки приходится львиная доля задолженности», — говорит аналитик банковского рынка группы ICU Михаил Демкив.

Курс на выживание

Четыре месяца 2016-го свидетельствуют о том, что ситуация в банковской системе остается сложной, а банки продолжают генерировать убытки. В январе-марте платежеспособные кредитные учреждения суммарно потеряли 8 млрд грн. При этом убытки получили 28 действующих банков на 11,4 млрд грн, прибыль остальных 83 участников рынка составила 3,4 млрд грн.

В I квартале доходы сократились на 28,9% — до 42,8 млрд грн, расходы — на 33,1%, до 50,8 млрд грн. Сокращение доходов в Нацбанке объясняют убытками от торговых операций, в первую очередь от торговли валютой и банковскими металлами, а также сокращением процентных доходов. Уменьшить расходы банкам удалось за счет уменьшения объемов отчислений в резервы в 3,4 раза. Если год назад кредитные учреждения сформировали резервы на сумму 38,8 млрд грн, то сейчас — на 11,3 млрд грн.

Впрочем, сами банкиры настроены довольно оптимистично. Данные исследования, проведенного Нацбанком, свидетельствуют об ожидаемом росте кредитования и притоке депозитов на протяжении последующих 12 месяцев. Уже во II квартале банки ожидают роста спроса на гривневые кредиты со стороны населения и корпоративного сектора, в первую очередь для крупных предприятий. Впервые за последние два года в I квартале банки заявили о смягчении стандартов как в розничном, так и в корпоративном сегменте. В частности, на более лояльное отношение могут рассчитывать представители малого и среднего бизнеса (МСБ), в то время как условия финансирования для крупных предприятий не изменились. Банкиры ожидают, что такая тенденция сохранится и во II квартале 2016 года. «Одновременно прогнозируется ужесточение условий предоставления кредитов крупным предприятиям» — сообщили в НБУ.

По итогам 2016 года банки рассчитывают получить прибыль: резервы под проблемный кредитный портфель большинство участников рынка, как правило, уже сформировали в полном объеме. Более того, эффективная работа с «проблемкой» позволит даже расформировать резервы и освободить часть средств. «Акционеры разрешили нам потратить прибыль на ликвидацию проблемного портфеля. Эта работа будет включать в себя конвертацию кредитов, договоренности с заемщиками с дисконтами, предложение им льготных ставок», — рассказал глава правления ОТП Банка Тамаш Хак-Ковач.

Особое внимание банки продолжат уделять комиссионным доходам, доля которых в общей структуре доходов составляет порядка 20–25%. В странах ЕС этот показатель достигает 40–50%. «Большинство украинских банков исторически были ориентированы на получение прибыли от кредитных операций, а развитием услуг, обеспечивающих комиссионный доход, занимались мало», — объясняет исполнительный директор НАБУ Елена Коробкова. Сейчас банкиры пытаются исправить ситуацию: наращивание доли комиссионных доходов стало жизненно важной задачей, ведь их размер практически не зависит от валютных и кредитных рисков, а значит, придает банку устойчивости.

Традиционно самые большие статьи комиссионного дохода — это расчетно-кассовое обслуживание бизнеса (РКО) и физических лиц. В эту категорию включены зарплатные проекты и обслуживание платежных карт, денежные переводы, интернет-банкинг и мобильный банкинг. В 2016-м, как и в 2015-м, банки продолжат пересматривать тарифы, будут отказываться от предоставления бесплатных услуг и оптимизировать филиальные сети. По данным НБУ, в прошлом году количество банковских отделений сократилось на 3,2 тыс., из которых 2,1 тыс. — отделения, принадлежавшие банкам, которые были выведены с рынка в прошлом году.

Один из основных вопросов, который стоит перед банками, — возобновление кредитования. Ликвидность в системе достигла рекордных показателей. «В банковской системе наблюдается структурный профицит ликвидности. На депозитных сертификатах НБУ накопилось более 60 млрд грн, на корсчетах — свыше 40 млрд грн. В сумме — более 100 млрд грн. Это превышает задолженность банков по основной сумме кредитов рефинансирования, которые находятся в платежеспособных банках (40,5 млрд грн). Только с начала года Нацбанку вернули 12,1 млрд грн и продолжают возвра-щать», — заявила в апреле Валерия Гонтарева.

Банкиры готовы кредитовать экономику, но кризис научил их быть избирательными при выборе заемщика. Примечательно, что в этом году все большее количество банков заявляют о планах по кредитованию МСБ. Такой интерес можно объяснить: во время агрессивной экспансии банки предпочитали кредитовать именно крупные холдинги. Однако в период кризиса финансовое положение даже самых, казалось бы, устойчивых предприятий пошатнулось, и они оказались не в состоянии обслуживать взятые на себя обязательства. Более того, уровень закредитованности крупных корпораций очень высок, что не позволяет выдавать им новые кредиты.

Самих заемщиков останавливает высокая стоимость финансирования — платить 25% годовых и выше почти никто не готов. «Малый и средний бизнес готов брать кредиты под 16–17% годовых», — считает глава Института исследований регионального развития Николай Суганяка. Но дешевое финансирование банки пока не могут предоставить. Более того, одним из условий возобновления кредитования банкиры называют принятие целого ряда законопроектов, среди которых, например, законопроекты о восстановлении доверия между заемщиками и кредиторами, о финансовой реструктуризации, о реструктуризации валютных кредитов и ряд других документов. Правда, пока достаточного количества голосов для их принятия в парламенте нет.