Большое упражнение

В прошлом году на банковском рынке наконец-то обошлось без громких банкротств. При этом банки продолжили уходить с рынка, но уже добровольно. Собственники некоторых кредитных учреждений решили, что проще отказаться от банковской лицензии. В этом году тенденция может сохраниться, поскольку Нацбанк будет ужесточать требования к подконтрольным ему учреждениям

Несмотря на то что национализация ПриватБанка произошла в декаб­ре 2016 года, в 2017 году это событие оказало существенное влияние на развитие банковского сектора. Проблемы, которые были в банке до его национализации, отразились на результатах работы банковской системы в 2017 году. Например, суммарный убыток всех банков составил 26 млрд грн, но 23 млрд грн из этой суммы — потери ПриватБанка. «Нам пришлось продолжить работу по оценке справедливой стоимости тех активов, которые государство получило в 2016 году. Это большие АЗС, нефтебазы, «Буковель». Все это перешло в собственность по завышенной стоимости. По результатам аудита была проведена оценка этих активов. Если бы мы сняли резервы под эти активы, то прибыль банка составила бы 3,6 млрд грн в 2017 году», — поясняла результаты работы ПриватБанка его первый заместитель главы правления Галина Пахачук. В тройку лидеров по размеру убытка вошли также банки с российским государственным капиталом: Проминвестбанк (7,7 млрд грн) и ВТБ Банк (4,1 млрд грн).

Сами же банкиры называют год успешным. «В 2017 год банки входили с позитивными прогнозами, и они оправдались. Банковская система улучшила показатели деятельности», — считает глава совета Независимой ассоциации банков Украины Роман Шпек. Большинство банков — 64 из 82 — получили прибыль. Самым прибыльным вновь стал Райффайзен Банк Аваль (4,5 млрд грн). Прибыльной была деятельность и «дочек» международных групп. Суммарно 64 банка заработали 15,9 млрд грн.

Среди положительных тенденций банкиры называют возобновление кредитования населения, рост депозитных портфелей и активное сотрудничество банков с малым и средним бизнесом, у которого есть все шансы стать дайвером роста украинской экономики.

ВО ВЛАСТИ ГОСУДАРСТВА

После национализации ПриватБанка доля государства в банковской системе превысила 50%. В результате Минфину пришлось перерабатывать стратегию развития госбанков, принятую в начале 2016 года. Новый документ Минфин обещал подготовить к маю 2017 года, но сроки постоянно отодвигались: все участники ждали новой стратегии ПриватБанка, которую готовила компания McKinsey.

Новый документ появился только в феврале 2018-го. «Государство уменьшит долю рынка с 55% в 2017 году до 24% в среднесрочной перспективе», — заявил во время презентации документа на заседании Кабмина министр финансов Александр Данилюк.

Планируется, что первым на продажу выставят Укргазбанк. Международным финансовым организациям Минфин предложит 20% акций Укргазбанка в 2018 году, а оставшиеся 75% акций в 2020-м приобретет стратегический инвестор. Главная «фишка» Укр­газбанка — экобанкинг.

К 2022 году государство выйдет и из состава акционеров ПриватБанка. Первый заместитель министра финансов Оксана Маркарова утверждает, что банк попал в госсобственность вынужденно, поэтому государство намерено как можно быстрее вернуть ПриватБанк на рынок. Правда, вероятность, что активом заинтересуются покупатели, в то время как государство судится с экс-собственниками в ­лондонском суде, невелика. Пока же банк сконцентрируется на ­обслуживании населения — доля ПриватБанка в этом сегменте максимальная.

В Ощадбанке к 2022 году доля государства уменьшится со 100% до 55%: к 2020 году 20% акций приобретет одна из международных финансовых организаций, а еще 25% будут проданы путем первичного размещения (IPO). При этом банк будет активно развивать направление по работе с малым бизнесом. Уже в 2017-м он запустил отдельный проект «Будуй своє», направленный на поддержку микро- и малого бизнеса.

В Укрэксимбанке государство сохранит наибольшую долю — 80-100%. С 2019 года государство планирует продавать миноритарные пакеты международным финансовым организациям. При этом доля Укрэксимбанка на рынке снизится с 13% до 7% за счет сокращения бизнеса. Банк уже сконцентрировался на обслуживании корпоративных клиентов, вышел из нецелевых клиентских сегментов (поэтапно отказывается от клиентов с пассивами менее 100 тыс. грн) и перестал предлагать низкодоходные и неактуальные продукты. За три года банк сократил филиальную сеть на 39% — до 57 отделений. В планах учреждения — оставить 45 точек.

Эксперты считают, что оптимальным вариантом будет полный выход государства из состава акционеров. Например, по мнению экономистов Центра экономических стратегий, государство должно полностью выйти из капитала всех четырех государственных банков, а не только постепенно уменьшать свою долю в них. «Исходя из описания в стратегии целевых сегментов Ощадбанка и ПриватБанка, можно ожидать существенного усиления конкуренции между двумя государственными банками. Но такая конкуренция не всегда может быть положительной для государства и рынка. Есть риск, что оба банка, имея потенциальный доступ к государственной помощи в виде докапитализации или других преференций, могут, конкурируя друг с другом, вытеснить частных игроков, в сухом остатке будет негативный эффект для конкуренции в целом и для государства, которое будет это финансировать», — поясняют эксперты Центра.

ДОБРОВОЛЬНЫЙ ИСХОД

В прошлом году Нацбанк вывел с рынка всего девять банков: Платинум Банк, банк «Народный капитал», Фортуна-банк, Вектор Банк, Финбанк, Диамантбанк, банки «Новый», «Гефест» и «Богуслав». Для сравнения — в 2014-2015 годах Нацбанк признавал неплатежеспособными по 33 банка в год, а в 2016-м — 21 кредитное учреждение.

В то же время банки начали активно пользоваться возможностью добровольной сдачи лицензии. В ­2017-м завершили работу на банковском рынке банк «Финансовый партнер» (июнь), Апекс-банк (август), Промышленно-финансовый банк (сентябрь), Кредит Оптима Банк (ноябрь), а БМ Банк — в марте 2018 года.

Процесс «перепрофилирования» бан­ков в финансовые компании продолжится и в этом году. «Работать банкам сейчас очень непросто. Это и необходимость докапитализации, и необходимость подтверждения своей стратегии. Надо постоянно иметь ресурсы для деятельности твоего учреждения», — пояснил председатель правления банка «Глобус» Сергей Мамедов. По его прогнозам, в этом году с рынка может уйти до 10 кредитных учреждений.

Некоторые кредитные учреждения продолжают искать варианты для объединения с другими участниками рынка. Например, Скай Банк рассматривает возможность слияния с банком «Сич».

ПОБЕДА МАЛЕНЬКИХ

Ушедших с рынка банков могло быть больше, если бы Нацбанк не пошел навстречу небольшим кредитным учреждениям. Этот вопрос в течение всего года обсуждался на встречах регулятора с участниками рынка. И уже в начале октября заместитель главы НБУ Катерина Рожкова, курирующая банковский надзор, пообещала сдвинуть график докапитализации. Судьбоносное почти для полусотни банков решение Нацбанк принял в конце декабря 2017 года: он смягчил график докапитализации с нынешних 200 млн грн до 500 млн грн. Минимальный уставный и регулятивный капитал банков должен будет составлять 300 млн грн не с 11 июля 2018 года, а с 11 июля 2020 года. Повышение капитала до 400 млн грн отложено с 11 июля 2­019-го на 11 июля 2022 года. Отменено требование иметь 450 млн грн с 11 января 2020 года. При этом финальная дата докапитализации до 500 млн грн не менялась — 11 июля 2024 года. По состоянию на момент принятия решения капитал менее 300 млн грн был у 42 банков.

В Нацбанке такую лояльность объяснили общим состоянием банковской системы. «Адекватность капитала небольших банков существенно (более чем вдвое) превышает нормативное значение. По результатам диагностики качества активных операций только 4 банка из группы небольших нуждались в докапитализации из-за неудовлетворительного качества кредитного портфеля», — заявили в НБУ.

РУССКИЕ ЗАДЕРЖАЛИСЬ НА ВЫХОДЕ

Банки с российским капиталом в прошлом году так и не смогли найти покупателей. Сделка по продаже Сбербанка консорциуму в пропорции 45/55 с участием латвийского Norvik Banka, подконтрольного Григорию Гусельникову, и частной компании из Беларуси, подконтрольной Саиду Гецериеву, анонсированная в марте 2017 года, так и не состоялась: Нацбанк отказал покупателям.

Следующим о своем намерении купить Сбербанк заявила в июне 2017 года инвестиционная компания VP Capital, принадлежащая белорусскому IT-предпринимателю Виктору Прокопене. Он хотел купить украинский Сбербанк не напрямую, а через белорусский Паритетбанк. Планировалось, что Виктор Прокопеня купит у белорусского государства госбанк за $50 млн, а потом Паритетбанк подаст заявку на покупку украинского Сбербанка. В начале июля НБУ получил документ от потенциального покупателя, а уже в августе бизнесмен отозвал заявку. Новый пакет документов был подан 21 декаб­ря 2017 года, но НБУ отказал.

Еще одним претендентом был бизнесмен Валерий Хорошковский. По словам собеседников в банковских кругах, он даже достиг договоренности с материнской структурой — российским Сбербанком. Однако в марте Валерий Хорошковский отказался от сделки. Одна из причин — возможные риски, связанные с нарушением санкционного законодательства ЕС в случае прямой или опосредованной покупки украинского Сбербанка.

Не повезло и Проминвестбанку. Этим активом интересовались украинские бизнесмены Максим Микитась и Павел Фукса. Потенциальные покупатели даже подали заявку в Антимонопольный комитет, но Нацбанк эту сделку не одобрил. «Основание для принятия таких решений: непредоставление необходимых и достаточных документов для осуществления проверки инвесторов на предмет соответствия требованиям законодательства Украины», — пояснили в НБУ.

Потенциальных покупателей на ВТБ Банк и вовсе не оказалось. В результате в конце 2017 года акционеры заявили о масштабном сокращении бизнеса. «Мы к лету фактически свернем деятельность полностью, у нас останется только один или два офиса в Киеве», — заявил в феврале 2018-го глава российского ВТБ Андрей Костин.

ЕВРОПЕЙСКОЕ БУДУЩЕЕ

В этом году перед банками будет ряд новых вызовов. Один из них — переход на новые стандарты отчетности МСФО 9. Участники рынка неоднократно заявляли, что нововведение существенно повлияет на их работу. Например, некоторым банкам придется сформировать дополнительные резервы под будущие риски, что повлечет за собой несоблюдение нормативов НБУ. Нацбанк даже согласился установить «переходный» период для адаптации — до 31 марта, но уже в марте он решил продлить этот период до 30 июня. На протяжении этого срока регулятор не будет наказывать банки за нарушения нормативов и правил отчетности.

Чтобы переход на МСФО 9 был максимально безболезненным, банкам придется пересматривать свои стратегии. «Наша цель — заставить банки оценивать группы кредитов и правильно формировать свою бизнес-модель. Сейчас вопрос бизнес-модели — один из ключевых. Мы решили вопросы прошлого — банки капитализированные, ликвидные. Теперь главная задача — разработать бизнес-модели, которые будут жизнеспособными. У нас будет еще много вопросов к банкам: они должны работать более эффективно и внедрять более эффективные бизнес-модели», — пояснил директор департамента финансовой стабильности НБУ Виталий Ваврищук.

Но переход на МСФО 9 — не единственное нововведение в 2018 года. Нацбанк очистил банковскую систему от неплатежеспособных учреждений, а теперь в его планах — сделать так, чтобы будущие финансовые и экономические кризисы не отразились на банковском секторе. Например, уже с 1 июня банки будут рассчитывать новый норматив — коэффициент покрытия ликвидностью или LCR (Liquidity Coverage Ratio). Он оценивает, насколько банк готов к краткосрочному «бегству» вкладчиков, которое возникает в период кризиса или финансовой нестабильности. Сейчас, по оценкам НБУ, около 40% банковских депозитов являются вкладами до востребования, 20% — имеют срок до одного месяца, еще 10% — от одного до трех месяцев. «Коэффициент покрытия ликвидности — это соотношение высококачественных ликвидных активов банка к сумме, необходимой для покрытия повышенного оттока средств из банка в течение 30 дней», — пояснили в Нацбанке. С 1 июня 2018 года в течение шести месяцев расчет норматива LCR будет осуществляться в тестовом режиме. А с 1 декабря 2018 года норматив LCR станет обязательным к исполнению. Банки будут рассчитывать его ежедневно и отчитываться НБУ на ежемесячной основе.

В Нацбанке считают, что новый норматив заставит банки больше средств вкладывать в банкноты и монеты, средства на корсчете и депозиты в НБУ, депозитные сертификаты НБУ, ОВГЗ в гривне и валюте (со сроком погашения больше 30 дней), а также в долговые ЦБ международных банков развития.

Этот показатель уже рассчитывают европейские банки. «Введение LCR в Украине — это важный шаг в гармонизации требований к ликвидности украинских банков с нормами законодательства ЕС и рекомендаций Базельского комитета (Базель III)», — говорит Катерина Рожкова. Для европейских банков норматив составляет 100%. Однако для украинских кредитных учреждений Нацбанк планирует установить менее жесткие требования. Окончательные требования регулятор озвучит после того, как банки предоставят свои первые расчеты.

Но и на этом Нацбанк не будет останавливаться. Его следующий шаг — расчет коэффициента чистого стабильного финансирования (Net Stable Funding Ratio, NSFR). Планируется, что Нацбанк сделает его обязательным для банков с 2019-го. NSFR оценит ликвидность банка в период до года.

В то же время в 2018 году банки продолжат решать проблемы прошлого. Например, по мнению председателя правления Пиреус Банка Сергея Наумова, особое внимание будет уделяться работе с проблемной задолженностью. «Нынешняя ситуация плохо влияет на имидж банковской системы», — считает он.