Страсти по ипотеке

ИГОРЬ КРАВЦОВ, управляющий партнер ЮФ Evris, руководитель судебной практики

 

Ипотека является не только важной составляющей института обеспечения обязательств, но и ключевым элементом кредитных правоотношений. Можно с уверенностью утверждать, что от прозрачности, правовой определенности и единства подхода законодательной и судебной власти к правоотношениям ипотеки напрямую зависит динамика развития кредитных отношений. Каждый иностранный или отечественный кредитор при подготовке конкретной сделки рассчитывает все сопутствующие риски. И риски, связанные с возможностью применения ипотеки, в том числе и возможностью обращения взыскания на ее предмет, стоят далеко не на последнем месте. К сожалению, сегодня юридическая практика в этих вопросах еще далека от идеала, но определенные положительные тенденции уже есть.

Например, в начале февраля 2019 года вступил в силу закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно возобновления кредитования», который существенно усилил права банков.

Многие законодательные нововведения были разработаны на основе судебной практики Верховного Суда. Например, положение части 5 статьи 543 Гражданского кодекса Украины, предусматривающее, что ликвидация солидарного должника-юрлица или смерть солидарного должника-физлица не прекращают обязанности остальных солидарных должников перед кредитором и не изменяют объема и условий их исполнения, уже было изложено в постановлении Верховного Суда Украины от 6 июля 2016 года по делу №918/545/13. Позже оно было продублировано постановлением Кассационного хозяйственного суда в составе Верховного Суда от 6 февраля 2018 года по делу №910/9943/17.

Также важной является норма, согласно которой ликвидация должника-юрлица не прекращает поручительства, если до дня внесения записи о прекращении должника-юридического лица в Единый государственный реестр юридических лиц, физических лиц — предпринимателей и общественных формирований кредитор успел обратиться в суд с иском к поручителю в связи с нарушением таким должником обязательства.

Нельзя обойти вниманием и заключение Большой Палаты Верховного Суда, содержащееся в постановлении от 18 сентября 2018 года по делу ­№921/107/15-г, которым суд констатировал, что наличие судебного решения о взыскании с должника задолженности по кредитному договору не является основанием для прекращения денежного обязательства и ипотеки, а также не лишает кредитора права обратить взыскание на предмет ипотеки. По мнению суда, в данном случае речь идет о применении кредитором другого законного средства для защиты своего нарушенного, но не восстановленного должником надлежащим образом права, и это не является двойным взысканием задолженности.

Но, несмотря на усиление прав кредиторов, судебная практика пока еще не всегда идет по пути защиты интересов исключительно кредиторов. Достаточно нетипичной является позиция Кассационного хозяйственного суда, изложенная в постановлении по делу №918/1071/15 от 6 сентября 2018 года. Верховный Суд установил, что закон Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» не связывает включение в реестр требований, обеспеченных залогом имущества должника, с установлением договорной стоимости предметов обеспечения как единого критерия определения размера обеспеченных залогом требований. Суд отметил, что размер таких требований устанавливается, исходя из размера задолженности по кредиту и размера действующих на момент подачи заявления с кредиторскими требованиями обязательств имущественного поручительства по данному кредитному договору, независимо от стоимости предметов залога.

Если кредитор-залого­дер­жа­тель считает, что фактическая стоимость предметов залога будет отличаться от определенной договором, то действительная стоимость залогового обеспечения определяется по факту продажи предмета залога. После этого требования, которые не обеспечены залогом, переходят в четвертую или шестую очереди требований кредиторов, если должник по делу о банкротстве получал кредит или предоставлял финансовое поручительство, которое не прекратилось, или гасятся (прекращаются), если должник в деле выступал исключительно имущественным поручителем третьего лица.

В целом, несмотря на отдельные спорные позиции, можно говорить о положительных изменениях в правовом регулировании института ипотеки в частности и кредитных правоотношений в целом. Усиление прав кредиторов должно положительно сказаться на возможности вернуть вложенные средства, что, как следствие, повлияет на инвестиционный климат в стране. Тот факт, что законодатель учел сложившуюся на момент принятия закона практику, позволил принять действенные изменения, которые будут способствовать восстановлению банковского сектора.