Банкиры займутся саморазвитием

В прошлом году темпы сокращения банковских штатов замедлились, а зарплаты специалистов выросли на четверть. Но банковская система стоит перед новым вызовом: НБУ ужесточает требования к топ-менеджерам банков, чтобы слабое корпоративное управление больше не было угрозой для рынка

 

Уход Валерии Гонтаревой с поста главы Национального банка стал ключевым кадровым событием минувшего года. Еще в апреле 2017-го Валерия Гонтарева публично объявила, что 10 мая станет ее последним рабочим днем в НБУ после почти трех лет «миссии» в центробанке. Она рассчитывала, что глава государства сразу же внесет в парламент представление о ее увольнении по собственному желанию, и чтобы Петру Порошенко было проще найти ей замену, предоставила ему список кандидатов. В нем были несколько фамилий, а главным кандидатом стал председатель правления Райффайзен Банка Аваль Владимир Лавренчук. Однако президент не спешил. Поэтому Валерии Гонтаревой по окончании в конце лета оплачиваемого отпуска пришлось отдыхать за свой счет.

Осенью президент решил, что лучшим главой НБУ все же будет Яков Смолий, «правая рука» Валерии Гонтаревой. Именно он с мая 2017-го был исполняющим обязанности главы Нацбанка. Но представление в парламент было внесено только в феврале 2018-го. Уже 15 марта конституционное большинство отпустило Валерию Гонтареву, а 247 депутатов на ближайшие семь лет доверили руководство Нацбанком Якову Смолию. До этого повышения он курировал сферы денежного обращения и платежных систем. Нового замглавы на данные направления НБУ решил найти посредством проведения конкурса, а должность первого заместителя Яков Смолий захотел отдать одному из четырех заместителей.

В ПОИСКАХ ЛУЧШЕГО

Обновление кадров в госбанках также проходило неспешно. Александр Шлапак, который возглавил правление ПриватБанка сразу после его национализации в декабре 2016 года, проработал в нем только полгода. В конце июля 2017-го он объявил, что выполнил функцию антикризисного менеджера и сложил с себя полномочия руководителя. За месяц до этого банк покинул его первый заместитель Александр Дубровин — он вернулся в Укргазбанк. Набсовет ПриватБанка для поиска нового главы правления нанял профессиональных рекрутеров — Amrop Executive Search Ukraine. Сначала выбор банка остановился на Иване Свитеке, генеральном менеджере Альфа-Банка, но тот решил сконцентрироваться на проекте слияния Альфа-Банка и Укрсоцбанка. Поэтому выбор набсовета пал на другого кандидата. Им стал чех Петр Крумханзл, который в начале января 2018-го возглавил ПриватБанк. Среди основных задач нового топ-менеджера — работа с проблемным портфелем и улучшение операционных показателей банка. Финансовым директором Привата стала приглашенная из BNP Paribas Анна Самарина. А Галина Пахачук, которая полгода была и.о. главы, вернулась к обязанностям первого зампреда.

Назначение Крумханзла не состоялось бы без изменения законодательства. В ноябре парламент принял закон №2210-VIII о реформе рынка ценных бумаг, содержащий ­поправку депутата Павла Ризаненко (БПП) к закону «О банках и банковской деятельности» с новыми требованиями к руководителям банков: им больше не надо иметь полное высшее образование в сфере экономики, менеджмента (управления) или права, достаточно любого высшего образования. Петр Крумханзл имеет докторскую степень по математике, хотя и накопил ­значительный опыт работы в финансовых учреждениях.

Эта поправка откроет двери в топ-менеджмент банков специалистам по IT, рискам, безопасности, ведь им теперь не придется получать «для корочки» высшее финансовое образование. «Иногда доходило до маразма — иностранцы получали дополнительное высшее образование в украинских вузах только для того, чтобы получить согласование НБУ», — рассказал директор департамента лицензирования НБУ Александр Бевз. При этом требования к опыту работы в банковской системе для глав банков повышены с трех до пяти лет, в том числе не менее трех лет на руководящих должностях. Чтобы стать членом правления, надо поработать в отрасли минимум три года. «Требовать от специалиста по управлению рисками наличия образования лишь в сфере экономики, менеджмента или права — это была не очень справедливая норма. Мы очень долго просили ее исключить, и комитет нас поддержал. Поэтому сейчас сформулировано общее требование к профессиональной пригодности, из которого будет исходить НБУ при оценке менеджмента», — говорит Александр Бевз. Нынешним главам банков ничего не угрожает, проверять наличие опыта и знаний НБУ будет только у тех, кого банки назначают после 6 января 2018-го.

Иван Свитек, оставшись в группе Альфа-Банка, сконцентрировался на работе в Укрсоцбанке и 1 февраля 2018 года возглавил учреждение. Он сохранил за собой функцию стратегического управления банковскими активами ABH Holdings S.A. в Украине, которую выполнял с апреля 2017 года. Перед этим в группе прошли кадровые обновления в набсоветах. В декабре 2017-го Роман Шпек, известный рынку как бессменный глава Совета Независимой ассоциации банков Украины, возглавил набсовет Укрсоцбанка вместо Рушана Хвесюка, который вернулся в Россию. Главой набсовета Альфа-Банка вместо Петра Авена стал Мартин Шведлер, новый миноритарный акционер группы.

Поглощение Индустриалбанком Экспресс-банка привело к сокращению топ-менеджмента группы. Главой правления объединенного банка стал глава Индустриалбанка Михаил Букреев, а экс-глава Экспресс-банка Владислав Дидовец перешел в Пром­инвестбанк на должность замглавы.

Минувший год для «дочек» российских банков прошел под эгидой поиска покупателя. Пока повезло только ВиЭс Банку. Его купил Сергей Тигипко. Чтобы сконцентрироваться на развитии банковской группы, он в апреле 2017-го покинул пост главы правления ТАСкомбанка, оставив вместо себя Екатерину Мелеш. Но в марте 2018-го вернулся на пост главы. Найти покупателей другим банкам с российским капиталом пока не удается, поэтому они сжимаются, что приводит к уходу не только персонала, но и топ-менеджеров. Из Сбербанка ушел Игорь Юшко, который десятилетие возглавлял банк, покинул учреждение и казначей Дмитрий Золотько. Руководить банком стала Ирина Князева.

В 2017 году штаты банков продолжали сокращаться. Работу за год потеряли 4,7 тыс. человек, в основном в «дочках» иностранных банковских групп (-4,2 тыс.) и в банках с российским капиталом, которые сокращают бизнес в Украине. В целом штаты банков уменьшились на 3,35% — до 135,4 тыс. сотрудников, тогда как годом ранее работу потеряли 6,4% специалистов. Те, кто остался на финансовом рынке, стали зарабатывать в среднем на 27% больше, подсчитали в Госстате.

Банкротство банков не оказало влияния на рынок, поскольку ушли всего девять учреждений, крупнейшими из которых были Платинум Банк и Диамантбанк. Из-за их банкротства списки лиц с небезупречной деловой репутацией пополнили Константин Смольский и Олег Ходачук. А четыре банка по собственной воле сдали лицензии.

СЛОЖНОСТИ УПРАВЛЕНИЯ

Проблемной остается и сфера корпоративного управления в госбанках. Весь минувший год Минфин обещал, что в Раду вскоре подадут соответствующий законопроект. Когда проект закона №7180 все-таки был подан, в Минфине рассчитывали на скорое его принятие. Но в марте 2018-го парламент провалил реформу корпоративного управления, вернув весь процесс в исходную точку. Ощадбанк и Укрэксимбанк продолжили работать без набсоветов, хотя реформа предполагала не только появление дееспособных набсоветов, но и повышение их качества. Большинство их членов должны были стать независимыми от политического влияния. «Пока госсектор, занимающий 60% всей банковской системы, не приведет в порядок корпоративное управление, системный кризис не будет разрешен», — считает Александр Бевз. Работающие набсоветы с независимыми директорами уже есть у государственных ПриватБанка и Укр­газбанка.

Процедура отбеливания репутации банкиров, которая была запущена весной 2016 года и за первый год позволила вернуть безупречную деловую репутацию шести банкирам из 8, кто подал заявки, потеряла актуальность. «В отношении банкиров, у которых есть однозначные свидетельства их непричастности к проблемам учреждения, мы выносим положительные решения», — говорил Александр Бевз. Но таких банкиров немного. За ­2017-й была отбелена репутация всего двух банкиров, хотя общее количество заявок увеличилось до 17. Вадиму Березовику не повезло: он работал в Вектор Банке до декабря 2016 года, после чего стал зампредом в Укргазбанке. А в марте 2017 года, когда Вектор Банк обанкротился, у Березовика испортилась репутация. Уже в мае ему пришлось покинуть правление Укргазбанка, но он остался в банке в качестве советника главы. «Эта услуга пользуется низким спросом, поскольку никто не хочет принимать этих топ-менеджеров на работу», — говорит Александр Бевз. В I квартале 2018-го банкиры в НБУ не обращались.

Уголовные дела против собственников и топ-менеджеров банков-банкротов, инициированные в 2014—2016 годы, пока ни к каким результатам не привели. В минувшем году не было громких задержаний. Пока идет расследование в ПриватБанке, экс-руководителей и экс-владельцев которого подозревали в доведении банка до неплатежеспособности. Даже в деле «Михайловского» прогресс заключался лишь в том, что в сентябре объявили в розыск трех бывших топ-менеджеров: экс-первого зампреда Виталия Шастуна, экс-директора департамента казначейства Виктора Ерасова и экс-директора финансового департамента Татьяну Анишину.

В феврале 2017-го главу ДиВи Банка Сергея Горбачевского заподозрили в растрате 129 млн грн средств Интеграл-банка. В марте его отправили под домашний арест, в апреле — в СИЗО, а в сентябре он покинул пост главы правления. В январе 2018-го правоохранители задержали главу набсовета Вернум Банка Наталью Игнатченко, подозреваемую в отмывании средств «режима Януковича». Суд посадил ее под домашний арест.

До суда дошла лишь малая часть расследований, к тому же судьи оказались милосердными. В марте 2017-го суд приговорил экс-главу банка «Таврика» Анатолия Дробязко к пяти годам лишения свободы за служебную халатность, которая привела к банкротству банка в 2012 году. Но осужденный был освобожден от отбывания наказания. В июне 2017-го суд вынес приговор бывшей главе правления Энергобанка Алле Вольской: за служебную халатность, из-за которой банк понес убытки, топ-менеджера приговорили к трем годам лишения свободы условно. Поэтому она также осталась на свободе.

В прошлом году тень упала на репутацию директора департамента платежных систем НБУ Сергея Шацкого, которого задержали в феврале 2017-го по подозрению в получении взятки в $35 тыс. за регистрацию в НБУ платежной системы «Платисервис». Суд его выпустил под залог 800 тыс. грн, следствие продолжается. Новым директором департамента платежных систем и инновационного развития стал Александр Яблуновский. Еще один сотрудник Нацбанка Татьяна Лебединец в декабре была уволена «по статье» с поста директора департамента инспектирования банков. После увольнения она подала в суд на НБУ. Это подразделение переименовали в департамент выездных проверок банков, его возглавил Денис Новиков. Это традиционный подход НБУ. Например, в 2016-м был уволен директор департамента регистрационных вопросов и лицензирования Александр Завадецкий. Он в суде и доказал незаконность увольнения. Но полноценно восстановиться в должности у него не получилось, поскольку НБУ переименовал подразделение в департамент лицензирования и отдал его Александру Бевзу.

У руководителей банков, которые обанкротились в начале банкопада, в минувшем году начали заканчиваться трехлетние «баны», и безупречность их деловой репутации автоматически восстановилась. На рынок вернулась только Катерина Локощенко — экс-глава финмона «Таврики» возглавила финмон банка «Альянс». «Это неудивительно, поскольку количество банков с начала кризиса сократилось вдвое, как и количество рабочих мест в руководстве. А чтобы сменить работающего топа на бывшего управленца из обанкротившегося банка, собственнику нужна веская причина. Кроме того, некоторые бывшие банкиры нашли себя в смежных отраслях, например в финансовых компаниях», — говорит исполнительный директор Независимой ассоциации банков Украины Елена Коробкова.

В НБУ подтверждают, что мало кто готов доверить свой банк менеджеру с испорченным резюме. «Мы всегда говорили, что «черный список», которого формально нет, еще себя проявит: не как административное ограничение, а как нежелание банков связываться с людьми, которые могли иметь отношение к злоупотреблениям», — говорит Александр Бевз.

ОБНОВЛЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛИЗМА

Перед банками стоит более серьезная задача. Закон, который позволил Петру Крумханзлу возглавить ПриватБанк, содержит еще ряд важных норм. Банкам придется до января 2019 года пересмотреть составы своих набсоветов. В них все также не может быть меньше пяти членов, но треть из них должна быть независимыми (минимум трое), а не четверть (минимум двое), как раньше. Требования к независимым членам ужесточились. Им не сможет быть человек, который в последние пять лет входил в органы управления банка или аффилированных с ним юрлиц, получал в течение трех лет от банка или связанных структур вознаграждение на сумму выше 5% личного годового дохода. Ему запрещено владеть более 5% акций банка, он не должен быть аудитором банка в предыдущие три года, занимать пост члена набсовета банка свыше 12 лет и т.д. Кроме того, НБУ сможет устанавливать дополнительные требования к независимым членам. «Это означает, что даже если лицо будет формально отвечать этим десяти критериям, но из публичной информации и других достоверных данных будет очевидно, что это лицо связано с собственником и зависит от него в принятии решений, НБУ не согласует такое назначение», — пообещал Александр Бевз.

Елена Коробкова говорит, что раньше закон позволял избирать членов набсовета на срок не более года, и, как правило, это происходило на годовом собрании акционеров в конце апреля. Поэтому в большинстве банков полномочия набсоветов заканчиваются этой весной. «Если отложить избрание нового состава набсовета, то банк на какое-то время останется без дееспособного органа. Любые действия, требующие решения этого совета, будут заблокированы. Следовательно, задача избрания набсовета становится срочной и приоритетной для банка», — подчеркивает она. Поскольку критерии независимости членов стали строже, эксперт не исключает, что «с учетом сжатых сроков у отдельных банков могут возникнуть сложности с поиском достойных кандидатов».

Банкиры говорят, что обновление набсоветов у них не вызовет особых проблем. «У нас два независимых члена набсовета, будем добавлять еще одного, — говорит председатель правления Пиреус Банка Сергей Наумов. — Подбором занимается материнская структура: мы будем предлагать кандидатов из Украины, а у них есть кандидаты из Греции». Глава правления Правэкс-банка Тарас Кириченко процесс обновления набсоветов называет «не сложным, а трудоемким». «Это определенный объем работ, который надо выполнить, и мы его выполним. Посмотрим кандидатов и внутри страны, и за рубежом, а решат акционеры», — рассказал он.

Глава правления Кристалбанка Леонид Гребинский говорит, что они не будут увеличивать количество независимых членов, поскольку их уже трое, но планируют сделать главой набсовета независимого директора. «Хотя разницы нет, зависимый или независимый, если делать одно дело — развивать банк», — подчеркивает он.

НБУ снял часть требований к образованию членов набсоветов, но станет оценивать их профессиональную пригодность. Перед назначением независимые члены пройдут собеседования в НБУ. «С иностранцами можно пообщаться по Skype. Не обязательно им приезжать для собеседования в Украину», — уточнил Александр Бевз. Банки должны быть заинтересованы в повышении профессионализма набсоветов, которым платят за работу. Поэтому НБУ пообещал бесплатный курс по основам корпоративного управления с участием спикеров от НБУ и МФО. «Мы планируем запустить проект «Школа корпоративного управления» или «Школа независимых директоров» как бесплатное факультативное мероприятие, которое НБУ будет предлагать всем банкам. Первый пилот мы хотим сделать в апреле. Будем проводить его два раза в год. Специалисты НБУ в течение двух-четырех дней будут посвящать независимых директоров в тонкости и тенденции правового регулирования», — говорит Александр Бевз.

На этом изменения не закончились. Квазируководителей банков, которые принимают управленческие решения, но имеют должности советников и президентов, НБУ обещает признать «ключевыми лицами». По словам Александра Бевза, «на них будут распространяться требования относительно деловой репутации, они будут признаны связанными с банком лицами и понесут персональную ответственность в случае доведения банка до неплатежеспособности».

Департамент инспекционных проверок будет ежегодно на безвыездной основе анализировать качество корпоративного управления банков: таким образом НБУ усилит проверку профессионализма руководителей. «У нас работает квалификационная комиссия, которая проводит тестирование и собеседование. Сейчас проводятся проверки в отношении главных бухгалтеров, глав правлений, ответственных за финмониторинг и аудиторов. В этот список лиц в мае-июне будут также включены ответственный за риски член правления и все независимые члены набсовета», — отмечает Александр Бевз. НБУ планирует «поднять» руководителей финансового мониторинга и комплаенса до уровня члена правления. «Корпоративное управление — это дорого и непросто. Поэтому собственник должен видеть связь между качественным управлением и результативностью работы его учреждения», — считает Александр Бевз.