Кредит в помощь

У банков просыпается аппетит к риску: в этом году они собираются чуть ли не удвоить портфели кредитования малого и среднего бизнеса. Этот сегмент становится очень популярным у банкиров: между ними появляется конкуренция. Участники рынка готовы упрощать условия и даже снижать ставки, особенно если в этом им помогут международные партнеры

НИЗКИЙ СТАРТ

Прорыв в корпоративном кредитовании в минувшем году не произошел. Банковская система перестраивалась после очередного ужесточения правил игры на рынке: в начале 2017 года постановление Нацбанка №351 о кредитных рисках вынудило банки переоценить риски по уже выданным кредитам, а в конце года кредитные учреждения начали формировать дополнительные резервы в связи с переходом на МСФО 9.

Чистые кредиты, скорректированные на резервы, выросли за год всего на 0,7%. Причиной такой тенденции стали не только новые правила регулирования, но и слабая защита прав кредиторов. Требуемый рынком законопроект №6027, призванный усилить защиту банков, депутаты не смогли принять даже в первом чтении. Его пришлось переписать и заново подать в парламент.

Рост портфеля обеспечили гривневые кредиты, в то время как портфель валютных кредитов сокращался вследствие списаний и реструктуризаций. Реструктуризация валютных займов обеспечила четверть прироста портфеля в гривне.

В 2017 году объем чистых гривневых кредитов бизнесу быстрее всего рос в банках с иностранным и государственным капиталом (без учета ПриватБанка) — на 17,5% и 12,8% соответственно. Прирост портфеля обеспечили в основном госмонополии, предприятия торговли и сельского хозяйства. Если госкомпании чаще всего привлекали длинные и валютные кредиты, то частные компании — короткие и гривневые.

Спрос на кредиты со стороны малых и средних предприятий вырос после снижения ставок, в то время как катализатором спроса со стороны крупных компаний стал рост потребности в оборотных средствах и увеличение капитальных инвестиций на фоне подъема экономики. «Основным драйвером роста кредитного портфеля клиентов МСБ в 2017 году выступили предприятия агропромышленного комплекса. Именно они сформировали большую часть прироста кредитов», — вспоминает зампред правления Ощадбанка Андрей Стецевич.

Возобновление интереса к МСБ было неизбежным. «2017 год стал годом возвращения банков этот в сегмент: сейчас уже 12–15 игроков заявляют об амбициозных планах по наращиванию кредитных портфелей заемщиков МСБ», — рассказал исполнительный директор направления корпоративного бизнеса и малого и среднего бизнеса Кредобанка Евгений Заиграев. За клиентов МСБ развернулась настоящая война. «Кроме топ-5 банков, кредитовавших МСБ, активность демонстрируют и такие банки, как ТАСкомбанк, Банк Кредит Днепр, «Пивденный». А всего в сегменте работают 25 кредитных учреждений», — подсчитал Андрей Стецевич.

При этом количество платежеспособных заемщиков растет медленно, поэтому банкам становится «тесно» в борьбе за клиентов. «Мы не можем говорить, что конкуренция сегодня сильная, но она есть, и каждый клиент с позитивной кредитной историей, нормальными финансовыми показателями и обоснованным кредитным запросом может рассчитывать минимум на два-три конкурентных предложения от разных банков», — утверждает Евгений Заиграев.

СТАВКИ ВНИЗ

Стоимость кредитования — это один из главных факторов, на которые ­обращает внимание МСБ. «Финансирование — серьезный «якорный» продукт для привлечения новых клиентов. И благоприятная макроэкономическая ситуация в стране в прошлом году позволяла банкам снижать ставки, как базовые, так и индивидуальные для наиболее интересных клиентов», — говорит директор департамента развития продуктов для среднего и малого бизнеса Креди Агриколь Банка Максим Дмитриев.

Особенно активной конкуренция была в период снижения стоимости денег — до тех пор, пока НБУ в октяб­ре не стал повышать учетную ставку. «В I–III кварталах ощутимо усилилась конкуренция в сегменте МСБ, банки снижали стоимость финансирования и предлагали партнерские программы с пониженными процентными ставками. В IV квартале монетарная политика НБУ и спрос клиентов спровоцировали возврат ставок на уровень начала 2017 года», — сетует директор департамента по работе с корпоративными клиентами Пиреус Банка Алексей Анипер. Его банк снизил ставки на 2–3% для кредитов как в гривне, так и в валюте.

По данным НБУ, по итогам года средняя ставка гривневых кредитов, выдаваемых бизнесу, снизилась с 17,7% всего до 17,1%, при этом стоимость краткосрочного финансирования возросла — с 17,2% до 18,7%, в то время как долгосрочные кредиты подешевели с 23,8% до 15,8%. Ставки по валютным кредитам снизились в среднем с 9,7% до 7,3%. «Мы наблюдали снижение процентных ставок по новым займам для МСБ вследствие снижения стоимости ресурсов для банков, выхода на этот рынок новых игроков, активности госбанков, предложивших демпинговые условия по кредитам, а также активизации международных программ поддержки и развития МСБ», — перечисляет Евгений Заиграев.

Госбанки на конкурентов не жалуются и находят объяснение своим низким ставкам. «Банки с доступом к дешевым ресурсам имеют преимущество в процентных ставках по кредитам, — говорит Андрей Стецевич. — Ставки в Ощадбанке с начала 2017 года снизились на 2–4%, а комиссии остались на том же уровне». «Иногда мы видим предложения банков со ставками по кредитным программам ниже среднерыночных более чем на 5 п.п. Такие ставки возможны исключительно за счет партнерских программ с производителями техники и оборудования, а также программ с международными финансовыми институтами. Укр­газбанк — участник программ, по которым клиенты могут купить сельскохозяйственную технику по ставке от 0,1%», — рассказывает директор департамента малого и среднего бизнеса Укргазбанка Михаил Медко.

Но все чаще банки говорят, что кредитная ставка — это не самое главное для заемщика. «Ценовые параметры кредитования уходят на второй план. Для клиента основополагающими факторами становятся качество структурирования сделки, получение отсрочки по платежу, исходя из сезонности бизнеса, скорость принятия решения, подходы к оценке имущества, степень собственного участия в проекте, сроки кредитования. В некоторых случаях клиент готов переплатить по кредиту 1–2%, если банк удовлетворит остальные его пожелания», — говорит Михаил Медко. Демпинг комиссиями за РКО часто позиционировался банками как «льготные» тарифы. «При этом комиссия за РКО имеет решающее значение только для микробизнеса», — подчеркивает директор департамента продаж средним и малым корпоративным клиентам ОТП Банка Ольга Волкова.

От заемщиков банки традиционно требуют наличия стабильного бизнеса и ликвидного залога. «Наибольшим препятствием на пути получения кредита является плохая репутация заемщика и негативная кредитная история», — отмечает Андрей Стецевич. Потенциальный заемщик должен пройти комплаенс-контроль банка, иметь безупречную репутацию и прозрачный бизнес. «Мы не толерантны к заемщикам, которые ведут «серую» бухгалтерию. К сожалению, реалии таковы, что чаще всего «грешат» этим физлица-предприниматели», — сетует Максим Дмитриев.

Иногда банки пытаются самостоятельно создать и вырастить своего клиента. Несмотря на то что программа ПриватБанка «Країна успішного бізнесу» (КУБ) сбавила обороты, саму идею поддержки микробизнеса подхватили другие участники. Ощадбанк, например, начал кампанию для предпринимателей «Будуй своє». «Запуск программы позволил увеличивать кредитный портфель до 10% в месяц. Программа работает в Киевской, Львовской, Житомирской и Черновицкой областях, а до конца 2018 года она охватит всю страну», — пообещал Андрей Стецевич. В рамках программы банк выдает до 5 млн грн на пополнение оборотных средств (на срок до одного года) и на покупку основных фондов (до пяти лет).

СКОРАЯ КРЕДИТНАЯ ПОМОЩЬ

Спрос на овердрафты со стороны МСБ остается традиционно высоким, поскольку это самый доступный кредит. «Обычно это небольшое или дополнительное гривневое кредитное плечо, предоставляемое банком клиенту, который проводит обороты по счетам в банке», — отметил Евгений Заиграев

Банкиры чаще всего предлагают клиентам гривневые овердрафты, валютные — намного реже. «Лимит овердрафта — расчетная величина, зависящая от чистых денежных потоков клиента, а также от количества и качества его контрагентов. Максимальная сумма бланкового овердрафта ограничена 3 млн грн, а большие суммы доступны под залог», — говорит Алексей Анипер.

Для расчета лимита компаниям достаточно показать справку об оборотах из своего обслуживающего банка и финансовую отчетность. В среднем размер овердрафта составляет до 30% от среднемесячного ­оборота. Но у ­некоторых банков лимиты выше. Например, ОТП Банк готов предоставить в кредит до 40% от среднемесячного оборота по текущему счету. При этом максимальная сумма финансирования составляет 2,5 млн грн. «Ранее новые клиенты могли рассчитывать на финансирование не более 50 тыс. грн. Теперь же компании с выручкой в диапазоне от 1,5 млн грн до 50 млн грн могут в день открытия счета получить лимит до 250 тыс. грн, а компании с выручкой до 100 млн грн — до 750 тыс. грн. Для установления овердрафта необходимы максимум три дня, что является самым быстрым решением в сегменте МСБ, — говорит Ольга Волкова. — Ставки на беззалоговый овердрафт для МСБ снизились на 5 п.п.». В Ощадбанке максимально возможный лимит овердрафта установлен на уровне 10 млн грн, а Кредобанк готов профинансировать до 180% от среднемесячного оборота клиента.

С ВНЕШНЕЙ ПОМОЩЬЮ

Международные финансовые организации (МФО) помогают облегчить доступ МСБ к заемным средствам путем снижения стоимости кредитов, предоставления банкам гарантий исполнения обязательств заемщиками, поддержки в виде грантов, технической помощи бизнесу, обучения предпринимателей и информирования их о преимуществах торговли с ЕС. «Украинские банки должны сотрудничать с МФО. Вопрос не только в получении фондирования или хеджировании рисков, что позволяет предложить клиентам более лояльные условия финансирования, но и в обмене опытом», — считает Максим Дмитриев. Например, программа технической помощи EU4Business призвана стимулировать развитие малого и среднего бизнеса в нашей стране.

В Украине есть несколько международных программ поддержки МСБ. Например, в ноябре прошлого года ПроКредит Банк получил от ЕБРР четырехлетний гривневый кредит, эквивалентный $25 млн, для смягчения валютных рисков при кредитовании МСБ. А в январе 2018 года ЕБРР подписал с Райффайзен Банком Аваль соглашение об участии банка в программе разделения рисков на 20 млн евро, которое позволит выдать 40 млн евро долгосрочных кредитов МСБ на покупку оборудования, развитие новых технологий и индустрий, например, возобновляемой энергетики. Средний размер кредита анонсирован в размере 4–6 млн евро, а максимальный — 10 млн евро. ЕБРР готов брать на себя риски на 50-60% от суммы кредита, максимум – до 65%. Похожую программу ЕБРР запустил и с УкрСиббанком. Но если в Райффайзен Банке Аваль гарантии распространяются на все малые и средние компании, то в Укр­Сиббанке поддержка обещана только представителям агробизнеса.

Еще один партнер украинских банков — это немецкий KfW. Например, Кредобанк при его поддержке получил возможность выдать кредиты на 100 млн грн. «В октябре 2017 года мы запустили совместный проект с Немецко-украинским фондом, в рамках которого МСБ может получить инвестиционное финансирование и кредиты на пополнение оборотных средств на срок до шести и двух лет соответственно по ставке 14,8–15%», — говорит Евгений Заиграев.

Программу на 400 млн евро курируют Европейский инвестиционный банк и Европейский инвестиционный фонд. Они выдают банкам гарантии, позволяющие кредитовать МСБ на 50 млн евро. «За счет средств Европейского инвестиционного банка осуществляется кредитование клиентов по более низкой процентной ставке», — говорит Андрей Стецевич. В ноябре прошлого года Европейский инвестиционный банк и Европейский инвестиционный фонд подписали договор с Укргазбанком. Его кредиты МСБ на проекты энергоэффективности, возобновляемой энергетики и социально-экономической инфраструктуры будут покрываться гарантией до 70% от суммы кредита, но общая сумма гарантий не превысит 25% таких кредитов. «МФО предоставляют дешевые гривневые ресурсы, принимая на себя валютные риски, а также предлагают альтернативные варианты финансовой поддержки МСБ, такие как торговое финансирование и инструменты гарантирования кредитных рисков банков. Участие МФО позволяет банкам предлагать клиентам МСБ более низкие ставки, снижать требования к обеспечению, удлинять сроки кредитов», — перечисляет Михаил Медко.

Особое внимание МФО уделяют и социальному кредитованию. Например, WNISEF совместно с Ощадбанком реализовал программу льготного кредитования социальных предприятий по ставке от 5% годовых.

Оказывает поддержку МСБ и государство: аграрии, например, могут рассчитывать на компенсацию части процентов и тела кредита, выданного на покупку техники и оборудования украинского производства, а также посевного материала. «Пример господдержки клиентов МСБ в АПК можно распространить и на другие отрасли, что в конечном итоге приведет к существенному росту темпов кредитования МСБ», — уверены в Ощадбанке.

ОСТОРОЖНЫЙ ОПТИМИЗМ

72% опрошенных Нацбанком кредитных учреждений ожидают в 2018 году роста корпоративного портфеля. «В сегмент будут заходить новые игроки, — прогнозирует Максим Дмитриев. — Финансирование МСБ останется в тренде в 2018 году. Пока нет предпосылок говорить о серьезном дефиците ликвидности на рынке, который вынудит банки существенно ограничить темпы кредитования. Точечно банки в состоянии будут регулировать свой баланс ценой привлечения пассивов».

И хотя общие темпы роста рынка будут умеренными, многие игроки надеются расти быстрее. «Мы прогнозируем рост объемов кредитования МСБ в 2018 году на 15%, при этом планируем увеличить наш кредитный портфель в этом сегменте на 25–30%, — делится планами Евгений Заиграев. — Считаем, что даже возможная волатильность ставок в диапазоне 1–2 п.п. не окажет существенного влияния на спрос со стороны потенциальных заемщиков на фоне годовой инфляции более 10%». Ощадбанк намерен удвоить кредитный портфель МСБ, в том числе за счет запуска программы микрокредитования для предпринимателей и юрлиц с выручкой до 80 млн грн. «В текущем году банк планирует как минимум удвоить портфель кредитов в сегменте МСБ», — обещает Алексей Анипер из Пиреус Банка.

Для полномасштабного возобновления кредитования, по мнению банкиров, необходимы очистка балансов банков от неработающих активов, защита прав кредиторов, возвращение доверия вкладчиков, рост экономики более чем на 2%, инфляция ниже 10% и земельная реформа. «Интересными являются инициативы по замене налога на прибыль налогом на выведенный капитал, по созданию кредитного реестра НБУ и поддержке активности международных организаций в части создания инструментов частичного гарантирования рисков по кредитным операциям коммерческих банков», — перечисляет Евгений Заиграев.

К сдерживающим факторам банкиры также относят все еще высокую стоимость гривневого кредитования и ограниченные сроки займов: кредиты на срок свыше пяти лет взять практически невозможно. «В ситуации, когда учетная ставка НБУ находится на уровне 17%, говорить о приемлемых процентных ставках по кредитам для конечного потребителя не приходится», — сетует Андрей Стецевич. «Повышение стоимости фондирования в первую очередь убивает всякое желание бизнеса привлекать заемный капитал, а соответственно, замедляет темпы роста и вынуждает собственников замораживать инвестиционные проекты. Банки продолжают финансировать МСБ, но также вынуждены быть более взвешенными при принятии рисков — далеко не каждый бизнес способен окупать высокие процентные ставки», — утверждает Ольга Волкова.