Приручение вкладчиков

Доверие вкладчиков к банковской системе восстанавливается: объемы их сбережений уже превысили докризисный уровень — свыше 0,5 трлн грн, а отток валютных вкладов прекратился. Правда, много заработать на своих сбережениях украинцы не cмогли: банки не спешили повышать доходность гривневых депозитов, несмотря на рост учетной ставки. Не сулят банкиры высоких прибылей даже в условиях политической неопределенности 2019 года

 

К началу 2019 года физические лица хранили на депозитных и текущих счетах во всех валютах суммарно 508,9 млрд грн (в эквиваленте). Это на 15% выше докризисного уровня, когда банков было вдвое больше. Розничный депозитный портфель за 2018 год вырос на 30,8 млрд грн, или на 6,4%. «Рост объемов депозитов населения продолжился третий год подряд благодаря макроэкономической стабильности, оздоровлению банковской системы и возвращению доверия вкладчиков. Депозиты остаются наиболее понятным и удобным инструментом сбережения и приумножения средств розничных клиентов», — утверждает зампред правления — директор по розничному бизнесу Банка Кредит Днепр Олег Пахомов. Но прирост замедляется: в 2017 году его объемы (+50,1 млрд грн) и темпы (+11,7%) были выше. Замедление происходило на фоне торможения роста доходов населения: реальная средняя зарплата в 2018-м выросла на 9,7% после подъема на 18,9% годом ранее.

ГРИВНА ВСЕМУ ГОЛОВА

Объем гривневых средств дос­тиг 268 млрд грн. Физлица принесли в банки 33 млрд грн, но темпы прироста снизились с 21% до 14,2%. «Основными причинами этой тенденции мы считаем перевод накоплений в иностранную валюту и медленный рост располагаемых доходов населения. Также часть крупных сбережений перешла в ОВГЗ. Поэтому более корректным будет сравнение общего портфеля с учетом этих инструментов», — считает директор департамента по развитию розничных продуктов Альфа-Банка Евгений Благинин. За 2018 год инвестиции физлиц в ОВГЗ, например, выросли на 4,6 млрд грн.

Доля государства на банковском рынке продолжила расти. Объем гривневых средств населения в госбанках увеличился на 23,3 млрд грн (+15,4%) и составил 175,1 млрд грн. Благодаря этому доля госбанков выросла на 0,7 п.п. — до 65,4%. «Госбанки обслуживают большую часть граждан, получающих регулярные доходы в виде заработной платы и пенсии. При должном уровне обслуживания лояльные клиенты с большей вероятностью выберут «свой» банк, чем будут рисковать с неизвестным им учреждением», — поясняет руководитель департамента сбережений ПриватБанка Андрей Шульга. Притоку вкладов не мешало даже то, что госбанки держали ставки ниже среднего уровня: по годовым вкладам они предлагали 13–14,5% при UIRD ниже 16%. Андрей Шульга подчеркивает, что ставки госбанков превышали инфляцию (9,8%) и «находились на адекватном уровне». «По гривневым вкладам мы снизили ставки только один раз — в июне — на 0,5%. Скорее можно говорить, что мы не участвовали в осенней гонке повышения ставок, так как для нашего банка не было такой необходимости», — говорит банкир.

Дополнительные процентные пунк­ты ставки у конкурентов не побуждали клиентов уходить из госбанков. «Динамика активности вкладчиков определяется репутацией банка, ­доверием к нему и практически не коррелирует с уровнем процентных ставок», — уверяет зампред правления Ощадбанка Антон Тютюн. Лишь очень большой «бонус» может переманить клиента. В начале этого года самые высокие ставки — до 18% — предлагали небольшие банки, такие как РВС Банк и Банк Альянс. Именно за счет высоких ставок они в 2018 году увеличили портфели в десятки раз. Вся группа банков с частным капиталом выросла быстрее (+20%) банковской системы в целом.

«Дочки» иностранных банковских групп не смогли показать такую же динамику — портфель их гривневых средств увеличился всего на 8,2%. Рост этой группы сдерживали более низкие ставки: например, Укрсиббанк предлагал до 7% годовых. «Единственный способ иметь ликвидные денежные средства под рукой — это накопительные счета или срочные депозиты на короткий срок — 3–9 месяцев. Даже невысокие депозитные ставки частично защищают от инфляции», — считает зампред правления по вопросам розничного бизнеса Укрсиббанка Константин Лежнин.

БЫСТРЫЙ ДОСТУП

В прошлом году население предпочитало быстрый доступ к средствам. Гривневые депозиты выросли всего на 8,1% или 10,9 млрд грн, а остатки на счетах до востребования — сразу на 22,5% или 22,5 млрд грн. Их доля в гривневом розничном портфеле возросла с 42,6% до 45,6%. «Год двойных выборов неизбежно увеличивает неопределенность и опасения за стабильность в экономике. В условиях повышенной тревожности клиенты чаще отдают предпочтения вариантам, позволяющим получить максимально быстрый доступ к своим деньгам», — объясняет Андрей Шульга.

К тому же многие банки предлагали высокие ставки даже по счетам с мгновенным доступом. Альфа-Банк платил по годовому вкладу 17,5%, а по текущему счету — до 10%; Ощадбанк — 14% и 9% соответственно, ПриватБанк — 13% и 7%, ОТП Банк — 13% и 9%. «У нас популярностью пользуются сберегательные вклады до востребования, которые позволяют клиентам иметь неограниченный доступ к средствам в режиме 24/7, как на пополнение, так и на снятие», — комментирует начальник сектора развития розничного бизнеса ОТП Банка Марина Должикова.

Самый значительный прирост розничных гривневых остатков зафиксирован у ПриватБанка, Альфа-Банка, Ощадбанка, Универсал Банка и Райффайзен Банка Аваль. Самый большой отток показал Укрсоцбанк (-4,6 млрд грн), клиентов которого постепенно переводили в Альфа-Банк (+4,7 млрд грн), но, вероятно, перешли не все. «Альфа-Банк формировал свой портфель как за счет удержания существующих пассивов с учетом естественной миграции клиентов между банками, так и за счет привлечения новых клиентов с рынка, в том числе из Укрсоцбанка. Клиенты Укрсоцбанка самостоятельно выбирали, в какой банк им перевести пассивы. Отрадно, что большинство клиентов приняло предложение Альфа-Банка», — говорит Евгений Благинин.

НИЗКОДОХОДНОЕ ДЕЛО

В стремлении снизить инфляцию НБУ в 2018 году четыре раза повышал учетную ставку — с 14,5% до 18%. Несмотря на это, в I полугодии процентные ставки по депозитам даже упали на 0,1 п.п., а расти начали только в конце года. Cредняя ставка по гривневым депозитам выросла за год на 1,1%, из которых на 0,8 п.п. поднялась в ноябре-декабре, посчитали в НБУ. «Банки держались почти полгода, но летом «сдались», и после трехлетнего цикла планомерного снижения доходности депозитов по всем срокам и валютам начался разворот тренда, проявившийся в большей мере в сегменте гривневых вкладов», — отмечает Олег Пахомов.

Индекс UIRD показывает, что быстрее всего росли ставки 9-месячных депозитов (+1,62 п.п.), которые почти сравнялись с годовыми вкладами — 15,63% и 15,65% соответственно. Ставки 3- и 6-месячных вкладов выросли на 1,11 п.п. и 1,09 п.п. Банкиры уверяют, что ставки и не должны были повышаться. «Учетная ставка влияет на стоимость денег на рынке депозитов юрлиц и уже через изменение цен на этом рынке стимулирует банки корректировать ставки по вкладам для населения. В последние годы логика установления ставок по депозитам населения в большей мере зависела от рыночных условий и ликвидности, нежели от решений регулятора по учетной ставке», — подчеркивает Евгений Благинин. Банкиры также говорят, что низкие депозитные ставки помогут возобновить кредитование и повысить их операционную прибыль.

Поскольку банки не могут предложить клиентам сверхвысокие доходности, они завлекают их другими «фишками». Многие учреждения вернули в свою линейку депозиты с пополнением либо распространили эту опцию на большее количество программ. «В ноябре мы запустили депозитный продукт с пополнением. Анализ рынка показал, что у многих вкладчиков существует потребность в пополнении своих срочных вкладов, так как они накапливают сбережения постепенно», — говорит Евгений Благинин. «Все депозиты нашего банка, кроме вклада со сроком размещения на месяц, предполагают опцию пополнения», — рассказывает Антон Тютюн. Такие вклады интересны клиентам, которые ожидают снижения ставок: в этом случае выгоднее пополнять вклад с высокой ставкой, чем открывать новый. Такая ситуация будет до тех пор, пока банки не снизят ставки для вкладов с пополнением или не введут лимиты.

ВАЛЮТНАЯ СТЕЗЯ

Портфель валютных средств изменил в 2018 году негативный тренд сокращения и начал расти — пока на скромные $24 млн, до $8,7 млрд. Портфель прибавил 0,3%, хотя его гривневый эквивалент сократился из-за ­укрепления валютного курса на 1,4%. Если бы не банкротство ВТБ Банка, где физлица хранили свыше $40 млн, темпы роста валютных вкладов были бы чуть выше. Удельный вес валютных сбережений за год сократился с 51% до 47,3%. «Значительный (более 10 п.п.) разброс в доходности гривневых и валютных депозитов на фоне стабильного курса мотивировал вкладчиков наращивать долю гривневых сбережений», — говорит Олег Пахомов.

В I квартале 2019-го доллар подешевел еще на 1,6%, что снижает гривневую доходность валютных вкладов. «Вклады в гривне обеспечивают наибольшую доходность на среднесрочном горизонте, а основным предназначением вкладов в валюте является надежное сбережение средств и их защита от девальвации. Многие клиенты диверсифицируют свой депозитный портфель по валютам, решая обе задачи одновременно», — поясняет банкир.

Предлагаемые банками ставки не радовали клиентов. Индекс UIRD показывает, что ставки по годовым вкладам в долларах за год упали на 0,1 п.п. — до 3,58%. Снизилась доходность и 3-месячных, и 6-месячных вкладов. Лишь 9-месячные депозиты поднялись в цене (+0,41 п.п.) и оказались даже дороже годовых — 3,6%. Вклады в евро подешевели на 0,37 п.п. — до 2,38%. Данные НБУ фиксируют ту же «нулевую» динамику: прирост на 0,05 п.п. по всем видам валютных вкладов. «Доходность валютных депозитов изменилась незначительно и вернулась к показателям начала года лишь по долгосрочным вкладам в долларах», — сетует Олег Пахомов.

Некоторые учреждения были щедрее и платили до 5%. Благодаря таким высоким ставкам Укргазбанк, например, вошел в топ-3 по приросту валютных средств физлиц. «Валютные вклады необходимы для обеспечения полноценного кредитования юрлиц и, как следствие, для реализации успешных экопроектов», — комментирует директор департамента розничного банкинга Укргазбанка Олег Кляпко. Среди лидеров оказались Ощадбанк и Альфа-Банк. «Основные драйверы валютных ставок — высокий уровень доходности по индексированным ОВГЗ, нервозность населения в связи с двойными выборами, что способствует помещению денег в банковские ячейки или «под подушку», а также вложению денег в недвижимость», — перечисляет Евгений Благинин.

ПриватБанк снижал ставки по валютным вкладам, чтобы побудить клиентов искать новый банк для своих сбережений, но клиенты уходить не спешили. Валютные сбережения физлиц в ПриватБанке сократились за год всего на $270 млн — до $2,6 млрд. «Мы очень спокойно и плавно в первой половине года трижды понижали ставку на 0,25% годовых. Цель состоит не в том, чтобы раздать валютные депозиты, а в том, чтобы привести их в соответствие по объемам и цене с имеющимися валютными активами. Мы понимаем желание клиентов хранить часть сбережений именно в валюте. Поэтому процесс достижения требуемого объема валютных депозитов и дальше будет плавным и постепенным», — считает Андрей Шульга.

НОРМАТИВНОЕ ВЛИЯНИЕ

На рынок депозитов влияют и факторы, которые не заметны вкладчикам. В конце 2018 года НБУ обязал банки выполнять новый норматив — LCR, который показывает, как соотносятся высоколиквидные активы на балансе банка с прогнозируемым чистым оттоком денег в ближайший месяц. Фактически он показывает, есть ли у банка ликвидность, чтобы целый месяц возвращать деньги паникующим клиентам. Норматив стартовал с отметки 80% и будет повышен в два этапа: с 1 июня он составит 90%, а с 1 декабря — 100%. Первые опубликованные данные показали, что облегченный LCR в валюте (минимум 50%) к 1 февраля смогли выполнить все банки, но LCR во всех валютах нарушали Коминвестбанк и Мисто Банк.

В НБУ ожидали, что банки будут наращивать короткие активы и длинные пассивы. «Выполнение банками норматива LCR должно способствовать уменьшению доли коротких пассивов и повышению устойчивости к возможным рискам резкого оттока средств клиентов. Ведь средства клиентов формируют более 75% банковских обязательств, при этом 48% банковских депозитов являются вкладами до востребования, еще 35% размещены на сроки до одного года. Преобладание короткого фондирования повышает риск ликвидности и не способствует развитию долгосрочного кредитования», — предупреждает Олег Пахомов.

Многие банки говорят, что запуск LCR на них не повлиял. «Введение этого показателя пока не потребовало от банка внесения изменений в работу с депозитами физлиц», — говорит Андрей Шульга. Частично это объясняется тем, что банки в 2015 году получили право привлекать срочные вклады без возможности досрочного расторжения и с тех пор переформатировали портфели. В ПриватБанке 88% нерасторгаемых депозитов, в Ощадбанке — уже 96%. «В Укргазбанке срочные депозиты, размещенные с июня 2015 года, не предусматривают досрочного расторжения. Но в портфеле есть депозиты, которые размещены до этого срока и продолжают лонгироваться. Доля таких вкладов порядка 2%», — обращает внимание Олег Кляпко.

Некоторые банки проявляют низкий интерес к срочным депозитам. «Основная масса нашего портфеля физлиц — текущие и накопительные счета. Лишь 7% представлены срочными депозитами. Все они имеют опцию досрочного расторжения», — говорит Константин Лежнин. Но почти все банки заинтересованы в длинных депозитах. «Срочные депозиты формируют 70% розничного портфеля, из них почти 80% размещены на сроки от полугода и выше», — отмечает Олег Пахомов. «Наш банк заинтересован в росте доли депозитов без права досрочного расторжения, так как это улучшает показатели устойчивости банка», — подчеркивает руководитель по вопросам сбережений и трансакционных услуг Райффайзен Банка Аваль Сергей Анников.

В Нацбанке краткосрочное фондирование считают одним из ключевых рисков для банковской системы. «С начала кризиса 2014—2016 годов срочная структура пассивов банковского сектора ухудшалась. Постоянно росла доля текущих счетов в средствах населения», — говорится в декабрьском отчете НБУ о финансовой стабильности. Более того, риск ликвидности влечет за собой еще один риск — процентный. «Когда ставки в экономике начинают расти, стоимость большей части фондирования увеличивается в течение месяца. Но чтобы повысить стоимость активов, банкам требуется значительно больше времени. Это снижает процентный спрэд, чистый процентный доход, а значит, и чистую прибыль сектора», — пояснили в НБУ. Чтобы стимулировать банки переориентироваться на долгосрочные пассивы, регулятор планирует ввести с 2020 года еще один норматив помимо уже действующего LCR — норматив чистого стабильного финансирования (NSFR). Он должен заставить банки комплексно пересмотреть структуру как своих пассивов, так и активов.

ПЕРСПЕКТИВЫ РЫНКА

Высоких ставок в 2019 году банкиры не обещают: в I квартале годовые депозиты подешевели на 0,12 п.п. «Ситуация с ликвидностью стабильная. Не вижу причин для роста ставок на рынке. Единственное исключение — банки, которые занимаются рискованным потребительским кредитованием и испытывают острую потребность в ликвидности в сезонные периоды», — считает Константин Лежнин. Олег Кляпко не ожидает существенного изменения ставок при сохранении нынешних трендов, но прогнозирует, что «ситуация может измениться во II квартале по результатам президентских выборов». К падению ставок может подтолкнуть НБУ. «Учитывая возможное снижение учетной ставки НБУ и прогнозы по замедлению инфляции, нельзя исключать возвращение к тенденции постепенного снижения депозитных ставок», — предполагает Марина Должикова.

Колебания ставок будут небольшими. «Вероятно, во II квартале мы сможем наблюдать незначительное колебание процентных ставок в коридоре плюс-минус 0,5–1 п.п. Все будет зависеть от текущей ликвидности, активности кредитования, инфляции, экономической ситуации в стране и итогов президентских выборов. Надеемся, что резких потрясений не произойдет, и ставки начнут постепенно снижаться. Поэтому сейчас вполне подходящий момент для фиксации высокого уровня дохода по депозиту на длительный срок», — уверяет Евгений Благинин. Если ставки пойдут вниз, стоит открыть депозит с пополнением. «Сейчас есть ощущение пика ставок и определенные ожидания относительно их снижения ближе к середине года. Так что клиенты, у которых есть свободные деньги, попытаются зафиксировать текущий уровень ставок», — говорит Сергей Анников.

Поскольку банки заинтересованы в удлинении ресурсной базы, наибольшую доходность они предлагают по вкладам на период свыше 6 месяцев. «Акцент в привлечении срочных ресурсов делается на сроках, приближенных к 6 месяцам, так как мы все-таки рассчитываем на дальнейшую стабилизацию экономики и связанное с ней снижение общего уровня процентных ставок», — говорит Андрей Шульга. «Наиболее популярными для населения будут вклады в гривне. Востребованными станут классические депозиты с выплатой процентов в конце срока и возможностью пополнения», — прогнозирует Олег Кляпко. Если банки не смогут удивить ставками, они будут рекламировать другие опции: онлайн-деп