Взрывное кредитование

Банковская система научилась зарабатывать на розничном кредитовании. В кредитную гонку включается все большее количество банков, которые хотят поучаствовать в буме рынка — только за 2018 год портфель гривневых розничных займов вырос на треть. Впрочем, заемщикам не стоит ожидать, что в борьбе за них банки начнут снижать ставки

 

 

ПОДЪЕМ РЫНКА

Банки ринулись в сегмент розничного кредитования. За 2018 год портфель гривневых потребительских кредитов увеличился на 34,2% — до 125,4 млрд грн. Катализатором роста стали беззалоговые займы. «Они сейчас формируют свыше 80% всех розничных кредитов в гривне по сравнению со скромными 14%, поделенными поровну между сегментами ипотеки и автокредитов», — говорит зампред правления — директор по розничному бизнесу Банка Кредит Днепр Олег Пахомов.

Банки наращивали кредитование активнее (+32 млрд грн), чем годом ранее (+28,6 млрд грн), но из-за высокой базы сравнения темпы роста снизились с 44,1% до 34,2%. Самый большой прирост показали ПриватБанк, Альфа-Банк и Универсал Банк. «Набрав темпы в 2017-м, банки в 2018 году продолжали активно развивать розничное кредитование по всем программам — кредиты наличными, кредитные карты и потребительские кредиты (на покупку бытовой техники — ред.). Делая основной упор на совершенствовании процессов и технологий, продажах в дистанционных каналах, развитии новых программ кредитования, а также имея достаточный объем ликвидности, банки увеличили объем кредитных продаж на 55%», — рассказывает директор департамента по развитию розничных продуктов Альфа-Банка Евгений Благинин.

Учреждения стремились расширить линейку своих продуктов, увеличивая сроки и суммы беззалогового кредитования. Альфа-Банк поднял максимальный лимит кэш-кредитов до 500 тыс. грн, а срок продлил до 60 месяцев. «В 2018 году мы нашли баланс между целевым назначением кредита, суммой и процентной ставкой. Как результат, максимальная сумма кредита возросла с 500 тыс. до 750 тыс. грн, а допустимый срок увеличился с 60 до 84 месяцев. Риск-политика в контексте стандарта кредитного продукта (стаж, доходы, социальный статус) регулярно сдвигалась в пользу потребителя», — перечисляет начальник сектора развития кредитования и страхования ОТП Банка Игорь Жмуренко.

Банкиры признают: сами клиенты научились экономить. Они готовы брать больше, но отдавать быстрее. «Несмотря на снижение среднего срока жизни кредитов на 10%, мы наблюдаем рост среднего чека на 30%», — отмечает Евгений Благинин.

Темпы прироста карточных кредитов были почти вдвое выше прироста в остальных сегментах. Кредитные карты интересны банкам, поскольку «привязывают» клиента к ним, а потенциальных заемщиков прельщает длинный грейс-период беспроцентного пользования картой (до 55 дней) или бесплатное снятие в банкоматах наличных с кредитки. По данным исследования «50 ведущих банков», средняя стоимость карточного кредита составляла в 2018 году 52% годовых.

Кредиты на покупку бытовой техники, выдаваемые в офлайновых и онлайновых магазинах, могут быть оформлены почти «под 0%», а реальную стоимость одолженных денег банку оплатит ритейлер. «Объем потребительских кредитов на товары и услуги в 2018 году вырос на 40%. Драйвером роста стал рост рынка розничной торговли бытовой техникой и электроникой на 35%. В этом сегменте кредитования большое влияние имеет фактор сезонности потребительского спроса», — констатирует Евгений Благинин.

При этом льготная ставка по такому кредиту может быть минимальной. «В апреле 2018 года появилась ставка 0,01% по программе «Оплата частями». Это вынужденная мера и по сути формальная платность для соответствия требованиям законодательства», — комментирует руководитель направления по работе с торговыми предприятиями ПриватБанка Евгений Васильцов. Поскольку закон «О потребительском кредитовании» с 2017 года запрещает банкам рекламировать беспроцентные кредиты, им приходится перестраивать свой маркетинг. Теперь вместо «беспроцентной рассрочки» клиенту могут предложить годовой кредит с грейс-периодом длительностью даже в четыре месяца.

В связи с повышением доходов украинцы стали реже брать кредиты на покупку недорогой техники, например нового смартфона или кухонной техники, но для более дорогих покупок без кредитной поддержки не каждый может обойтись, поэтому банки увеличивают лимиты по таким займам даже до 100 тыс. грн.

Еще один продукт, на который есть большой спрос, — это кеш-кредиты. Зачастую для их получения заемщику нужен только паспорт и идентификационный код. Скоринговые модели банков рассчитывают вероятность своевременного обслуживания кредита, даже если у клиента нет официальных доходов. «Учитывается любой фактор, который может повлиять на платежеспособность клиента. Таких предикторов несколько сотен, но даже я не знаю их. Условия расчета разрешения для кредита — конфиденциальная информация», — говорит Евгений Васильцов. Минимальные требования к заемщику компенсируются высокой стоимостью таких кредитов. Согласно данным исследования «50 ведущих банков», кеш-кредиты обходятся заемщикам в среднем в 70% годовых. В то же время отдельные категории заемщики (например, зарплатные или VIP-клиенты, клиенты с длительной положительной кредитной историей в одном банке) могут рассчитывать на существенное удешевление потребкредитов. Иногда ставка может быть на треть ниже стандартной. Если одни банки пытаются выдавать кредиты исключительно тем клиентам, которых уже давно знают, то другие готовы заниматься агрессивной экспансией, в том числе рекламируя кредиты на телевидении. «С точки зрения роста кредитного портфеля, основным фокусом для Райффайзен Банка Аваль было кредитование существующих клиентов — сотрудников организаций, находящихся на зарплатном обслуживании в нашем банке, а также пенсионеров, — рассказывает директор департамента Райффайзен Банка Аваль Алексей Пузняк. — Премиальным клиентам мы предлагаем кредит или кредитную карту с лимитом до 500 тыс. грн».

Интерес к сегментам кредитных карт и кеш-кредитов начали проявлять даже те банки, которые ранее не развивали эти направления. «В 2018 году Ощадбанк приступил к подготовке необходимой инфраструктуры для развития беззалогового кредитования. Преимущества кредитной карты и кеш-кредита от Ощадбанка уже оценили «внутренние» клиенты банка. В ближайшее время банк выйдет на «внешний» рынок», — обещает директор департамента розничного бизнеса Ощадбанка Валерия Малахова. Заинтересовался выдачей бланковых кеш-кредитов и Укргазбанк.

Такое поведение банков вполне обоснованно: розница интересна своей высокой маржинальностью, возможностью перекрыть новым портфелем старые проблемные кредиты и оплатить привлечение дорогих ресурсов с рынка. «Потребительское кредитование позволяет размещать короткое фондирование в быстро оборачиваемый портфель. В ресурсной базе банков преобладают короткие деньги, поэтому логично, что наиболее динамичный рост наблюдается в сегменте коротких потребкредитов до года», — говорит Олег Пахомов. В сегменте потребительских кредитов до года прирост составил 63,6% — портфель увеличился на 27,1 млрд грн — до 69,7 млрд грн.

Поскольку депозитные ставки повышались только в конце года, этот фактор не успел сильно повлиять на стоимость кредитования. По данным НБУ, в IV квартале рост ставок по новым гривневым кредитам составил 1,4 п.п. — до 31,5%. «Ценовые параметры продуктовой линейки выстроены по принципу segment base price, когда ставка зависит от профайла клиента и суммы кредита», — поясняет Евгений Благинин.

ОСОБЫЕ СЕГМЕНТЫ 

Сегменты авто- и ипотечного кредитования восстанавливаются медленнее. «В 2018 году мы наблюдали тенденцию к увеличению темпов кредитования населения за счет выхода на рынок новых банков, которые активно выдают кредиты на жилье и авто. Если в 2017 году таких банков было около десяти, то уже к концу 2018 года их количество увеличилось в три раза. Большинство кредитных учреждений запустили партнерские программы совместно с застройщиками и автосалонами, предложив клиентам выгодные условия», — говорит Валерия Малахова. НБУ не дает разбивку по секторам, но розничные кредиты от года до пяти лет выросли в минувшем году всего на 4 млрд грн (+8,7%) — до 49,2 млрд грн. А портфель кредитов свыше пяти лет сократился за счет погашения или списания старых ипотечных кредитов, выданных еще до кризиса 2008 года.

Особое внимание на сегмент автокредитования, где многие годы лидирующие позиции занимали несколько банков с иностранным капиталом, обратили другие игроки. «Конкуренция повысилась за счет выхода на рынок кредитования автомобилей новых банков, таких как Ощадбанк, ОТП Банк, ТАСкомбанк, Правэкс Банк, а также активизации Укргазбанка. Это привело к общей доле роста кредитных ­продаж в 2018 году на 20%», — отмечает Валерия Малахова. По ее подсчетам, доля Ощадбанка на рынке автокредитования выросла на 12 п.п. — до 16%: «За 2018 год банк выдал автокредитов на сумму более 900 млн грн. В среднем в месяц Ощадбанк стал выдавать более чем в пять раз больше автокредитов».

О высокой конкуренции говорят и в Укргазбанке. «Зачастую новые игроки для закрепления в этом сегменте кредитования демпингуют, что обостряет конкурентную среду. Приходится не только конкурировать ценовыми параметрами, но и «брать» скоростью принятия решений, качеством обслуживания, усовершенствованием бизнес-процессов, — рассказывает директор департамента розничного банкинга Укргазбанка Олег Кляпко. — Еще в конце 2017 года банк увеличил максимальную сумму кредита до 1,5 млн грн по автокредитам, а уже в 2018-м вошел в тройку лидеров по автокредитам». Игорь Жмуренко подчеркивает, что потребители ценят отсутствие обязательного страхования, залога и требований к году выпуска и пробегу покупаемого в кредит автомобиля.

В конце года банки столкнулись с уменьшением количества кредитных продаж, поскольку многие украинцы занимались льготным растаможиванием автомобилей на еврономерах. «Продажи в декабре упали на 26% в связи с принятием в ноябре поправок к Налоговому кодексу относительно акциза на легковые автомобили», — констатирует Валерия Малахова. Но в начале 2019 года отложенный спрос вновь начал стимулировать рынок автокредитов.

Слабую динамику восстановления — всего +4,8% за год — демонстрирует ипотечный рынок. Портфель гривневых кредитов физлиц на покупку, строительство и реконструкцию недвижимости увеличился лишь на 461 млн грн — до 10,1 млрд грн, поскольку новые кредиты не могут перекрыть погашение выданных в прошлые годы займов. «Последние два года на банковском рынке наблюдается «возрождение» ипотечного кредитования. С начала 2018 года Ощадбанк выдал более 1100 ипотечных кредитов на 506 млн грн — рост на 30%. Ощадбанк вышел на рекордные темпы роста ипотечного кредитования: в ноябре мы выдали 122 кредита на покупку жилья на 54 млн грн. Это позволило банку укрепить статус лидера ипотечного кредитования, — подчеркивает Валерия Малахова. — В начале 2018 года Ощадбанк запустил кредитование на первичном рынке в рамках партнерских программ с крупнейшими застройщиками KAN Development, предложив заемщикам льготную процентную ставку на первые два года от 8,9%». «Укрзализныця», ДТЭК, «Эпицентр» выбрали Ощадбанк для ипотечного кредитования своих сотрудников.

В борьбе за клиента банки снижали первоначальные взносы до 10–15% во всех сегментах. Ощадбанк снизил первоначальный взнос по кредиту на покупку недвижимости на вторичном рынке до 10% (при условии дополнительного обеспечения). «Минимальный первоначальный взнос по автокредитам составляет от 10%, по ипотечным кредитам — от 20%, по кредиту «ЭКО-энергия» — от 15% от стоимости покупки и установки оборудования, по беззалоговым кредитам на энергоэффективное оборудование — от 10%», — говорит Олег Кляпко. А для кредитов на покупку жилья на первичном рынке под залог недвижимости первоначальный взнос может и вовсе не понадобиться.

В то же время проблемы в обоих сегментах похожи. «Программы автокредитования и особенно ипотечного кредитования являются долгосрочными и высокочувствительными к срочности и стоимости ресурсов, которые банки вынуждены учитывать в стоимости кредитов. Кроме того, на рынке наблюдается дефицит платежеспособных заемщиков с официальными и постоянными доходами, соответствующих ужесточившимся внутренним стандартам кредитования банков и требованиям финмониторинга со стороны Нацбанка», — сетует Олег Пахомов.

Отсутствие дешевых длинных денег — одна из причин, почему многие банки обходят эти сегменты стороной. «Для фондирования кредитных программ банк использует привлеченные ресурсы, а ставки по депозитам в последние полгода имеют тенденцию к росту. Поэтому пока мы не видим прочной основы для развития авто- и ипотечного кредитования», — объясняет Евгений Благинин. «Если говорить об ипотечном кредитовании, то текущая рыночная ставка остается достаточно высокой, а предпосылок к ее снижению по-прежнему нет», — считает Игорь Жмуренко. По данным исследования «50 ведущих банков», средняя ставка по автокредитам в прошлом году составляла 19,61% годовых, а по ипотечным займам — 23,31% (без учета льготных партнерских программ на первичном рынке).

Банки, особенно с иностранным капиталом, не спешат возвращаться в ипотеку. «Многие обожглись на ипотечном портфеле в 2006—2009 годах и до сих пор продолжают расчищать свои балансы. Вторым фактором является высокая стоимость привлекаемых средств в локальной валюте и их краткосрочность», — признает Алексей Пузняк. Рынок должен созреть до того, чтобы ипотека стала массовым сегментом. «На серьезный рост объемов кредитования можно рассчитывать при условии снижения годовых депозитных ставок в гривне до 8–10%. До этого ипотека будет носить скорее избирательный характер в формате «докредитовки» небольшой части общей суммы сделки по покупке недвижимости», — констатирует он.

Банки могут изменить свои кредитные стратегии после вступления в силу нового Кодекса по процедурам банкротства, который был принят парламентом еще в октябре 2018 года. Он должен вступить в силу через полгода после официального обнародования, но к концу марта подпись президента под документом так и не появилась. Кодекс позволит физлицам легально избавиться от кредитов с помощью банкротства. Помимо этого отменяется мораторий на взыскание залога по валютной ипотеке. «Заемщики — физические лица в ходе банкротства будут отвечать перед банком всем своим имуществом. И пока нет практики использования новой процедуры, сложно оценить все риски и преимущества от ее реализации», — говорит Олег Кляпко.

После отмены моратория банкам станет проще работать с задолженностью, накопленной за 2006—2009 годы. «Кодекс призван минимизировать возможность фиктивного банкротства недобросовестных заемщиков. Закон строго регламентирует каждый шаг процедуры банкротства физлиц, что сделает невозможным искусственное затягивание процедуры с целью махинаций и обмана кредиторов. Усиление роли банков-кредиторов в процессе банкротства должно придать банкам уверенности в прозрачности процедур, а это в свою очередь положительно скажется на кредитовании», — убеждена Валерия Малахова.

 ОСТОРОЖНЫЙ РОСТ

Но ни удешевления кредитов, ни ослабления требований при оценке заемщика в 2019 году Евгений Васильцов не ожидает. «Чтобы эта процедура могла использоваться должниками только в крайних случаях и не приводила к массовым злоупотреблениям, были введены достаточно жесткие предохранители. Процедура банкротства физлица возможна только с суммы в размере 30 минимальных зарплат (свыше 125 тыс. грн) и при условии, что у должника нет активов, на которые можно обратить взыскание в рамках исполнительного производства. После окончания процедуры банкротства в течение последующих пяти лет должник не сможет инициировать процедуру повторно и обязан при заключении кредитных договоров уведомлять о своем банкротстве», — комментирует Олег Пахомов.

Более того, кредитный рынок близок к насыщению вследствие распространения кредитных карт, из-за чего уже во второй половине 2018 года снизился спрос на кеш-кредиты. «Украинцы стараются больше экономить и воздерживаются от банковских кредитов. Да и по сравнению с предыдущими годами профиль клиента изменился не в лучшую сторону: у многих заемщиков кредитная история подпорчена просрочками платежей, в том числе незначительными», — акцентирует внимание Евгений Благинин.

Скорее всего, клиенты продолжат обращаться в банки за наличными в экстренных случаях, например, если деньги нужны на непредвиденный ремонт, лечение, обучение. «В 2019 году фокус розничного кредитования сместится в высокомаржинальные продукты с короткими сроками оборачиваемости. Приоритетными направлениями станут кеш-кредиты и кредитные карты, все большую популярность будут приобретать предложения банковской рассрочки. А темпы залогового кредитования физлиц на покупку ипотеки или автомобиля не будут даже такими, как в 2017—2018 годы», — прогнозирует Олег Кляпко.

ИНТЕРНЕТ-БУДУЩЕЕ 

Развитие цифровых технологий, обновление BankID и упрощение правил дистанционного обслуживания позволило банкам сделать ставку на интернет-канал продвижения кредитов. «Долгое время основным каналом продаж, особенно кеш-кредитов, выступала сеть банков. Это было связано с требованием регулятора относительно идентификации заемщика и желанием банка контролировать риски и увидеть клиента своими глазами. Изменения в регуляторной базе и реалии времени подтолкнули банки к развитию сервиса в интернет- и мобильном банкинге», — отмечает Евгений Благинин.

Банки пытаются конкурировать не только ставками, но и скоростью получения денег, обещая клиентам ликвидность через час, а в отдельных случаях уже через пять минут. Дистанционная продажа кеш-кредитов позволяет сообщить клиенту решение о выдаче кредита по телефону, а карту и пакет документов — передать курьером. «Клиенты стали более «занятые», их ритм жизни обязывает ценить время и деньги. Они, с одной стороны, продвинутые и используют новые возможности, а с другой — ленивые и не напрягают ноги, совершая покупки в интернет-магазине, сидя дома в любимом кресле. Только за 2018 год доля продаж в интернет-канале выросла более чем вдвое — до 25%. С учетом прогнозируемого роста доли сектора e-commerce в 2019 году не менее чем на 30% дистанционные каналы будут и далее развиваться очень активно, так как возможность привлечь клиента «на улице» радикально снизится», — считает Евгений Благинин.

Мобильность необходима банкам, чтобы не проиграть конкуренцию финансовым компаниям, которые развернули в 2018 году агрессивную рекламную кампанию. Конкуренцию на рынке кредитов наличными нельзя назвать жесткой, так как финкомпании работают в основном с клиентами с потребностью до 5 тыс. грн на срок до 30 дней, в то время как банки — от 30 тыс. грн, предлагая вернуть их за 24 месяца. Клиентам, которым необходимо всего несколько тысяч гривен, банки могут выдать лишь кредитную карту. «Деятельность финкомпаний пока не попадает в сферу регулирования Нацбанком, поэтому они могут себе позволить быть менее разборчивыми в контроле рисков, компенсируя «всеядность» высокой стоимостью кредитов и удобством для клиента», — уверен Олег Пахомов. Кроме того, на кредиты суммой менее одной минимальной заработной платы (сейчас это 4173 грн) и сроком менее одного месяца не распространяется действие закона «О потребительском кредитовании».

Финкомпании им не конкурент, твердят банкиры. «Финансовые компании никогда не отбирали клиентов у ПриватБанка. Скорее они работают с клиентами, которые уже не смогли получить банковский кредит», — предполагает Евгений Васильцов.

Конкуренция наблюдается лишь за клиентов с подтвержденными доходами, но даже им не стоит надеяться на падение ставок. «Возможно некоторое удешевление кредитов во второй половине 2019 года при условии снижения ставок при привлечении средств по депозитам физлиц. А для этого необходимы изменения в подходах НБУ к учетной ставке, которые, по нашей оценке, вряд ли произойдут до окончания выборного цикла», — считает Алексей Пузняк. «Прогнозируем рост потребительского кредитования на 30% и увеличение среднего срока займа, — говорит Евгений Васильцов. — Но не стоит надеяться на снижение процентных ставок, во всяком случае существенное. Это обусловлено не самым стабильным курсом гривны, уровнями инфляции, официальных доходов граждан и теневой экономики в стране».