Обучающие маневры

2018 год банковский сектор пережил без громких кадровых перестановок. Сформированные команды топ-менеджеров работали над восстановлением банковской системы после кризиса. Однако забот участникам рынка подкинул Нацбанк: регулятор занялся реформой корпоративного управления, чтобы обеспечить стабильность и надежность рынка в будущем

В прошлом году пост главы Нацбанка покинула Валерия Гонтарева, которая пришла в НБУ в 2014 году — депутаты проголосовали за ее уход 15 марта 2018-го. Однако смену руководителя регулятора можно назвать формальной: де-факто последний рабочий день Валерии Гонтаревой в НБУ был 10 мая 2017 года. Именно тогда она заявила о своем уходе, пояснив, что ее «миссия» в центробанке завершена.

После официального увольнения Валерия Гонтарева переехала в Лондон, а с 1 октября 2018 года продолжила свою карьеру в Институте международных отношений Лондонской школы экономики. Ее задачей на новой должности является консультирование центробанков стран, которые переживают кризис, по вопросам монетарной и валютной политики.

Новым руководителем НБУ стал первый замглавы Яков Смолий: именно он исполнял обязанности председателя центробанка с 11 мая 2017 года. Правой рукой нового руководителя стала Катерина Рожкова.

Вакантную должность замглавы НБУ, отвечающего за деятельность блока «Платежные системы и денежное обращение» (этот блок ранее курировал Яков Смолий), занял топ-менеджер ВТБ Банка Сергей Холод — его кандидатуру в результате публичного отбора выбрала конкурсная комиссия Нацбанка. Кадровые перестановки в правлении Совет НБУ утвердил 15 июня.

Примечательно, что после того, как Нацбанк 27 ноября 2018 года признал ВТБ Банк неплатежеспособным, репутация Сергея Холода стала считаться небезупречной, поскольку в течение года до дня неплатежеспособности ВТБ Банка он «более шести месяцев» входил в его правление. Правда, никакие санкции к нему не были применены.

Еще одно связанное с центробанком назначение произошло 17 апреля 2018 года: в состав Совета НБУ президент назначил Александра Петрика, который с апреля 2013 года по февраль 2017 года был постоянным представителем Украины в МВФ.

БЕЗЖАЛОСТНЫЙ ФИНМОНИТОРИНГ

В 2018 году сразу несколько кадровых ротаций в банковской системе были связаны с ужесточением правил финмониторинга, которые НБУ ввел весной 2017 года. Банкам приходится более тщательно контролировать документы, подтверждающие финансовые операции клиентов. За несоблюдение требований Нацбанк начал применять жесткие санкции, причем не только в виде штрафов, но и в виде персональных санкций к топ-менеджерам, ответственным за финмониторинг.

Первой «жертвой» стала глава правления ТАСкомбанка Екатерина Мелеш, руководившая учреждением с 5 июля 2017 года. В феврале 2018 года Нацбанк оштрафовал ТАСкомбанк на 6 млн грн за нарушение законодательства в сфере финансового мониторинга, а также потребовал уволить руководителя банка Екатерину Мелеш и ответственного за финансовый мониторинг банка — члена правления Марину Сокову. Позже в НБУ пояснили, что репутация Екатерины Мелеш будет считаться испорченной на протяжении десяти лет.

Правда, после увольнения Екатерина Мелеш все-таки осталась в группе ТАС: она перешла на должность заместителя председателя совета директоров группы, а Марина Сокова стала заместителем финансового директора группы. Руководство ТАСкомбанком взял на себя его акционер Сергей Тигипко. Набсовет назначил его главой 12 марта прошлого года, а Нацбанк утвердил кандидатуру спустя два месяца — 18 мая.

Впрочем, Сергей Тигипко недолго руководил банком. Менее чем год спустя, 12 марта 2019 года новым главой правления ТАСкомбанка сроком на три года назначен Андрей Комарист, занимавший до этого должности директора по развитию продуктов розничного бизнеса ТАСкомбанка и руководителя аппарата главы правления. Как рассказали собеседники, на банковском рынке инициатива смены главы правления исходила в том числе от представителей Нацбанка: ситуация, когда акционер лично руководит банком, не соответствует европейской практике и противоречит правилам корпоративного управления. К тому же Сергей Тигипко теперь сможет больше внимания уделять развитию группы ТАС.

За нарушения законодательства в сфере финансового мониторинга пострадал и председатель правления банка «Украинский капитал» Александр Тихомиров, руководивший учреждением с 2014 года. С 31 марта 2018-го набсовет банка уволил Александра Тихомирова «на основании решения правления Нацбанка». С 3 сентября главой банка стал Иван Корякин, занимавший в 2014—2017 годах должность заместителя финансового директора агропромышленного холдинга «Астарта-Киев», а до этого — пост главы правления СЕБ Банка.

Директор департамента финансового мониторинга Нацбанка Игорь Береза пояснил, что отстранение руководителя банка — одна из мер за нарушение правил финмониторинга. «Мы прибегаем к ней, когда принимается во внимание тот факт, что размер штрафа не угрожает тому объему схем, который мы выявляем. Таким образом, мы даем сигнал рынку и создаем условия, чтобы руководство сознательно не шло на такие нарушения. Если руководители банков будут понимать, что за рисковую деятельность по финансовому мониторингу может последовать отстранение с невозможностью занимать руководящие должности в течение десяти лет, то это хуже любого штрафа», — сказал чиновник.

НЕВИДИМАЯ РУКА РЫНКА

Были в прошлом году и рыночные кадровые ротации. Например, 23 марта 2018 года Нацбанк согласовал назначение Ирины Князевой на должность предправления Сбербанка. Она стала исполнять обязанности руководителя учреждения с 1 февраля после ухода Игоря Юшко, возглавлявшего банк на протяжении десятилетия.

28 марта 2018 года набсовет Коммерческого индустриального банка уволил по собственному желанию председателя правления Руслана Кизяка. Новым руководителем стала экс-зампредправления и руководитель восточного региона ТАСкомбанка Татьяна Путинцева. В связи с поглощением Индустриалбанком Экспресс-банка 21 апреля 2018 года председателем набсовета объединенного учреждения стал Богдан Гдычинский — экс-глава набсовета Экспресс-банка. А в сентяб­ре 2018 года Креди Агриколь Банк лишился члена правления — финансового директора Режиса Лефевра, который проработал на этой должности восемь лет.

Кадровые ротации в банках продолжились и в 2019-м. В марте из ПУМБ ушел Алексей Волчков, заместитель главы правления по корпоративному бизнесу. «Это был интересный проект. В самом начале пути банк был очень концентрирован: на 40 клиентов приходилось 90% прибыли. Мало кто верил в 2010 году, что в банке, заточенном на крупные компании, возможно в принципе обслуживание значительной части малого бизнеса. Но в 2018 году МСБ обошел крупный бизнес по размерам пассивов и комиссионному доходу», — рассказывает Алексей Волчков.

ВОЗВРАЩЕНИЕ «НЕБЕЗУПРЕЧНЫХ»

В 2018—2019 году у большинства топ-менеджеров проблемных банков, которые были выведены с рынка в 2014—2015 годах, закончился срок трехлетнего запрета занимать руководящие должности в банках. Согласно законодательству, трехлетний «бан» действовал, если руководитель банка работал в нем более шести месяцев в течение года до дня неплатежеспособности банка. За отдельные нарушения срок санкций мог быть продлен до десяти лет. Но таких дисквалификаций было немного, поэтому к началу 2019 года репутация большинства банкиров должна была стать безупречной, что позволило бы им вновь работать в банковском секторе.

Однако массового возвращения банкиров не произошло. В Нацбанке подсчитали, что с 2016 года к ним поступило 29 ходатайств о трудоустройстве лиц с небезупречной деловой репутацией. В ходе процедуры «отбеливания» репутации 16 банкиров смогли вернуться на рынок. Остальные получили отказ или по собственной инициативе отозвали свои заявления.

В 2019 году правила возврата банкиров с небезупречной деловой репутацией изменились. 28 декабря 2018 года Нацбанк принял новое Положение о лицензировании банков, которое сделало невозможным автоматическое возвращение на рынок банкиров с небезупречной деловой репутацией, причем как в роли руководителей, так и в роли владельцев существенного участия в капитале банка. По сути, небезупречная деловая репутация стала бессрочной.

Но шансы вернуться в банковский сектор все же есть у всех: если бывший топ-менеджер или экс-собственник неплатежеспособного банка захочет вновь заняться банковским бизнесом, ему обязательно нужно пройти процедуру отбеливания. В Нацбанке обещают тщательно изучить всю информацию и материалы дел Фонда гарантирования вкладов физлиц, правоохранительных органов, отчетов инспектирования.

В НБУ считают, что практика процедуры отбеливания небезупречной деловой репутации в течение последних лет показала, что рассмотрение каждого индивидуального случая более эффективно для банковской системы, чем автоматический возврат на рынок топ-менеджеров банков-банкротов.

НАЦБАНК СПЕШИТ ПОМОЧЬ

В 2018 году перед банками стоял вызов: к январю 2019 года необходимо было пересмотреть составы своих наблюдательных советов. Теперь как минимум три из пяти членов должны быть независимыми. Раньше квота независимых директоров была меньше (два из пяти), а требования намного мягче. В результате независимые члены набсоветов были независимыми только по формальным признакам.

Теперь же требования к независимым директорам достаточно жесткие. Например, кандидат не должен в течение последних пяти лет входить в органы управления банка или аффилированных с ним юрлиц, получать в течение трех лет от банка или связанных структур вознаграждение на сумму выше 5% личного годового дохода. Ему запрещено владеть более 5% акций банка, он не должен быть аудитором банка в предыдущие три года, занимать пост члена набсовета банка свыше 12 лет. Более того, Нацбанк отдельно ­оценивает профпригодность кандидатов: для этого нужно пройти собеседование.

Катерина Рожкова в декабре прошлого года заявила, что в 19 банках не назначены независимые члены набсоветов. Сложностей, с которыми сталкиваются кредитные учреждения, несколько. Первая проблема — непонимание акционерами необходимости реформы корпоративного управления и наличия в банке независимых директоров. Новые правила фактически лишают собственника механизмов влияния на банк. Вторая проблема — это дефицит кадров. Специалистов, которые соответствуют требованиям регулятора и готовы стать независимыми директорами, немного. Банки с иностранным капиталом, как правило, ищут кандидатов за рубежом, в то время как украинские собственники кредитных учреждений отдают предпочтение местным специалистам. Третья проблема — это вопрос цены. Работа независимого члена набсовета является оплачиваемой, поэтому сторонам нужно «сойтись в цене»: кандидат должен стоить запрашиваемых денег и приносить реальную добавленную стоимость, а акционер должен быть готовым оплачивать услуги такого специалиста.

Директор департамента лицензирования НБУ Александр Бевз рассказал, что среди кандидатов на должность независимых директоров чаще всего встречаются юристы, сотрудники небанковского финансового сектора, а также бизнесмены.

Помимо независимых директоров сложности у банков возникли и с поиском корпоративных секретарей. В структуре корпоративного управления корпоративный секретарь отвечает за работу аппарата наблюдательного совета и помогает ему выполнять свои функции. «В развитых странах корпоративный секретарь — это человек, который по статусу находится на уровне членов набсовета и топ-менеджемента. Это не наемный работник, который, образно говоря, кирпичи носит. Он оказывает другие услуги, кроме того, он влияет на принятие решения и несет неограниченную ответственность за свои ошибки. Именно поэтому к нему устанавливаются дополнительные требования относительно репутации, добросовестности, квалификации», — говорит советник по вопросам корпоративного управления IFC Анатолий Ефименко. В украинских банках пока есть проблемы с пониманием как роли, так и функций корпоративного секретаря.

Александр Бевз признает: проб­лемы с реформой корпоративного управления действительно существуют. Чтобы упростить жизнь банкирам, регулятор даже выпустил инструкцию, в которой прописал ответственность, функции, состав и порядок работы набсовета банка, полномочия и порядок работы комитетов набсовета, а также разъяснил роль набсовета в обеспечении эффективного функционирования системы внутреннего контроля. Особое внимание Нацбанк уделил вознаграждению членов набсовета: политика вознаграждения должна стимулировать работников действовать в интересах банка.

Чтобы помочь банкам найти нужных специалистов и повысить профессионализм действующих сотрудников, Нацбанк даже организовал для банкиров Школу независимых директоров. Изначально первый набор планировалось провести в апреле 2018 года, но потом старт обучения отложили на декабрь. Как пояснил Александр Бевз, весной набсоветы банков еще не были укомплектованы, поэтому было не совсем понятно, кого посылать на обучение: старых членов набсоветов, не соответствующих новым требованиям, либо кандидатов в члены набсоветов, которые могут не пройти отбор у регулятора.

В Нацбанке обещают, что обучение в Школе независимых директоров станет регулярным, а акцент будет сделан на тематических курсах (финмониторинг, валютное законодательство, регуляторные нововведения).

Несмотря на то что реформа корпоративного управления доставила банкам немало проблем, отступать от намеченной цели и смягчать требования к корпоративному управлению в НБУ не намерены. Более того, оценка корпоративного управления — одна из составляющих наиболее сложной, комплексной оценки SREP, которую теперь на регулярной основе будет проводить регулятор.

Правда, в Нацбанке не устают повторять: реформа корпоративного управления — это не украинское ноу-хау, а норма европейского законодательства. Аналогичные процессы сейчас происходят во всех европейских банках. И в большинстве европейских банков оценки за корпоративное управление самые низкие из всего блока оценок.

НЕЗАВИСИМЫЕ ГОСБАНКИ

Если корпоративное управление в частных банках находится под контролем регулятора, то в госбанках набсоветы до сих пор формируются по политическому принципу. Такая ситуация стала одной из причин, почему госбанки лидируют по объему проб­лемных кредитов: часть проблемного портфеля госбанков — это «политические» кредиты, выданные в разное время компаниям, близким к власти, и зачастую на льготных условиях.

Еще в 2015 году в Минфине задумали минимизировать влияние парламента на работу госбанков. Первую версию законопроекта Минфин презентовал еще в 2017 году. Однако реформа корпоративного управления в госбанках сдвинулась с места только в 2018-м: депутаты 5 июля приняли законопроект №8331-д об «усовершенствовании функционирования финансового сектора в Украине».

Если раньше состав набсоветов Ощадбанка и Укрэксимбанка назначался президентом, парламентом и правительством (по пять человек), то по новому закону в набсовете будет девять членов, из которых шесть — независимые, а еще три — представители государства (по одному от президента, правительства и парламента).

В феврале 2019 года комитет Верховной Рады по вопросам финансовой политики и банковской деятельности уже отобрал на конкурсе по одному своему представителю в набсоветы ПриватБанка, Ощадбанка и Укрэксимбанка. Как рассказал член парламентского комитета Павел Ризаненко, депутаты получили 38 заявок от кандидатов и со всеми провели собеседования. «70% кандидатов, которые для меня были фаворитами согласно поданным документам, подтвердили такое мнение личным интервью. 30% претендентов не оправдали ожиданий. Примерно пять кандидатов не имели релевантного банковского опыта и скорее участвовали в конкурсе не ради победы. Не обошлось и без нескольких весьма странных кандидатов», — делится впечатлениями Павел Ризаненко.

По итогам конкурса членом набсовета от Верховной Рады в ПриватБанке назначен Сергей Алексеенко, который с 2016 года входит в набсовет Привата, в Укрэксимбанке — экс-директор генерального департамента банковского надзора НБУ Алла Шульга, в Ощадбанке — бывший заместитель председателя правления банка «Национальный кредит» Андрея Онистрата Дмитрий Власов.

Независимых членов набсоветов в госбанки будут искать при помощи профессиональных хедхантеров. В марте Кабмин уже определил ­HR-компании, которые будут заниматься отбором претендентов на должности независимых членов набсоветов. Поиском специалистов для Ощадбанка займется ООО «Педерсен энд партнерс», для Укрэксимбанка — ООО «Уорд Хауэл Украина», для ПриватБанка — ООО «ТелентЭдвайзорс».

У компании «Педерсен энд парт­нерс» уже есть опыт отбора независимых директоров: именно эта компания в апреле 2018 года помогла провести конкурс для Укргазбанка. Тогда в состав набсовета вошли Славомир Коняс, бизнес-партнер по вопросам стратегии Banca Comerciala (Румыния), Шреник Давда, партнер NECP LLP (Лондон), член консультативного совета Mobile Ltd (Лондон) и доверительный управляющий образовательного фонда TMT (Кения), Теймур Багиров, независимый директор ряда страховых компаний австрийской UNIQA Group, а также Юрий Драганчук, сопровождавший ряд международных коммерческих проектов, IPO, выпусков еврооблигаций, реструктуризаций, сделкок по слиянию и поглощению, привлечению инвестиций на рынках капитала в банковском и финансовом секторах.

Назначение независимых членов в состав наблюдательных советов госбанков не только позволит кредитным учреждениям вести независимую политику, но и даст старт приватизации госбанков. Независимый набсовет — одно из требований международных финансовых организаций, которые претендуют на долю в госбанках.